УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

9141.jpg

Линзы. Здесь они совсем безобидные, а на глазах – канцелярские кнопки!

9142.jpg

БТР-50П - отец «Пингвина»

9143.jpg

Сынок - «Пингвин» 1957 года

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.90 Ленинград, Моховая 38!

В первой половине 60–ых годов я был вызван к Руководству и «обрадован» известием, что меня утвердили в качестве кандидата для поездки в Антарктиду на «весь экспедиционный период».

Дело в том, что в Антарктике уже не один год трудились пять «Пингвинов» – вторая производная от плавающего танка ПТ–76. Этот танк был создан в 1951 году под руководством моих будущих учителей и покровителей Н.Ф.Шашмурина и А.С. Ермолаева, фамилии которых я неоднократно упоминал в предыдущих рассказах.

Первой производной от ПТ–76 были гусеничные плавающие бронетранспортёры БТР–50П, пять из которых в рекордные сроки с мая по октябрь 1957 года были переделаны на Кировском заводе в арктические машины, которым и присвоили это милое название «Пингвин».

Завершение изготовления «Пингвинов» совпало с моим переводом из Коврова в Ленинград и я был свидетелем их торжественной отгрузки с «Кировского завода».

31 октября 1957 года в Калининграде они были погружены на корабль «Кооперация», а 1 ноября уже плыли в Антарктиду.

В своих рассказах я упоминал механика–водителя Н.П. Пугачёва (Колю), с которым проводил испытания опытных танков. Так вот, он до этого успел побывать одним из первых водителей «Пингвинов» в Антарктиде и вернулся оттуда орденоносцем. В отличие от большинства его коллег, с которыми мне пришлось поработать, он был принципиальным трезвенником. Никогда я не видел его в плохом настроении, был собран и аккуратен, а о его честности и порядочности ходили легенды. С удовольствием общаясь с ним, я многое узнал об условиях работы людей и техники в Антарктиде. «Нюансиков» там было огромное количество. Кстати, в официальных статьях и публикациях различных «авторитетов» фактический материал об освоении Антарктиды во многом «кастрирован». В этом меня убедили рассказы Коли о ситуациях, поведении некоторых людей и работоспособности нашей техники в крайне суровых условиях Южного полюса, где при минус 80 градусах танковые тросы рвались, как верёвочки…

А пока я «кандидат»…!! Начались «экзамены», обследования психики, гражданской готовности и «организма» в целом. Последнее проходило под эгидой Ленинградского Арктического института.

Медицине я подходил по всем параметрам, кроме зрения, но мне почему–то была сделана скидка с условием – иметь при себе глазные контактные линзы. Мало того, меня осчастливили бумагой, за подписями руководства Арктического института и «Кировского завода», адресованной в Ленинградский НИИ глазных болезней на Моховой, 38, в котором в то время тайно существовала специальная лаборатория глазных контактных линз.

Прочтя эту «бумагу» – я себя «зауважал»... Предвидя последствия этого «самоуважения», она при мне была запечатана в конверт, чтобы я сдуру её не обнародовал. После чего последовал приказ завтра же явиться с нею на Моховую, 38.

Это только после развала СССР наше новое руководство Россией, не думая о последствиях, окрестило некоторых… «лучшим Министром обороны» и «самым лучшим Министром финансов». В наше время такого не происходило – кадры берегли. Представляете, если бы кировчане узнали, какими эпитетами я был обклеян в этом письме…

Да, мне проходу бы не было на «Кировском заводе», люди бы давились от смеха, «требовали» автографы, и, чтобы уйти от позора, осталось бы только повеситься в укромном уголке.… Однако у меня хватило ума показать этот конверт и поведать о контактных линзах только Виктору Яшину.

В то время я и большинство жителей СССР вообще даже не слышали о существовании оных линз. Витя слышал и решил меня сопровождать на Моховую.

Когда мы приблизились к дому 38, он, применив силу – уговоры не помогали, нацепил мне на лацкан пиджака свой знак «Почётного мастера спорта СССР» – «не дёргайся, этот довесок произведёт нужное впечатление».

Далее всё пошло, как по маслу. Витя поздоровался с вахтёром, показал ему конверт, проведя пальцем вдоль фамилии директора института. Без комментариев показал тем же пальцем на меня со значком и попросил вахтёра провести нас к директору. Обалдевший вахтёр, судя по орденским планкам, бывший фронтовик, бросил свой пост и через две минуты мы оказались в приёмной директора. Яшин подошел к секретарше, презентовал ей откуда–то взявшуюся шоколадку, что–то тихо сказал и отдал ей мой конверт – она тут же скрылась за входной дверью кабинета директора. Не прошло и нескольких секунд, как я был приглашён…. После прочтения письма директор вызвал какую–то женщину – она оказалась руководителем лаборатории контактных линз, и после краткого общения с директором повела меня туда. А Яшин? Яшин солидно проводил меня взмахом руки и продолжил разговор с секретаршей.

Лаборатория контактных линз, как потом оказалось, располагалась в двух небольших комнатах. Одна метров 16, другая метров 6. В первой моё зрение подверглось исследованию посредством зажима головы в специальном станке и какого–то «мелкоскопа», похожего на бинокль, а о существовании второй комнаты мне подсказывала постоянно закрытая дверь, расположенная как раз напротив моей физиономии, бесповоротно зажатой в станке.

Посещать эту лабораторию до того, как я впервые увидел контактные линзы, мне пришлось раза четыре или пять. За время этих посещений кроме руководительницы лаборатории я не встречал никого. Создавалось впечатление, что эта симпатичная 35–ти летняя женщина совмещает в себе все профессии и не имеет подчинённых. Но всему приходит конец. Не успел я породниться со станком, как мне было заявлено, что я свободен недели на 2–3.

Однако на «Кировском заводе» свободой и не пахло – меня тут же отоварили танком и загнали в Гороховец.

Прошёл месяц, я вернулся в Ленинград и на следующий день был уже в станке. Начальница что–то закапала в мои глаза и приказала посидеть в таком неприглядном виде минут десять, пока она куда–то сходит. Сижу, в глазах муть от капель и семи диоптрий с минусом. Вдруг сквозь эту муть из постоянно закрытой двери появляется явно мужская фигура с вытянутой в сторону моего носа рукой. А я, зажат в станке и совсем беззащитен. Даже сказать ничего не могу – голова, включая нижнюю челюсть, зафиксирована по вертикали и горизонтали.

Фигура со мной здоровается. Я в ответ мычу носом. И тут же слышится голос начальницы: «Лёвочка, ты принёс линзочки Мироненко?». Лёвочка отвечает, что принёс.

«Откройте пошире глаза, Юрий Михайлович». Открываю. Она поочерёдно приклеивает что–то к моим глазам. Муть проясняется, и я отчётливо вижу её и чернявого парня лет тридцати. Лёвочка стал поочерёдно подсвечивать мои глаза с разных сторон ярким фонариком, а начальница изучать их через «бинокль». Чтобы нервная система не трепыхалась, я по давнишней привычке полностью отключаюсь от происходящего, думаю о своём, и даже не прислушиваюсь к их разговору. От меня же сейчас ничего не зависит, инициатива в их руках – пускай работают.

Наконец, моя голова освобождается от тисков. Делаю несколько облегчённых вздохов и радостно улыбаюсь. Они хохочут и говорят, что впервые общаются с таким спокойным и терпеливым пациентом.

Отвешиваю им какую–то любезность. После того, как я по их указанию, постоянно плача и еле сдерживаясь от рези в веках, проделал какой–то курс вращения глазами и ряд других тестов, мне объявили, что пытка закончена и мне объяснят, как снимать линзы.

«Наклоните голову вниз, оттяните слегка левой рукой уголок вашего левого глаза в сторону виска, приблизьте ладонь правой руки к этому глазу и моргните. Линзочка упадёт в вашу руку».

Действительно, маленькая жесткая пластмассовая линзочка упала в ладонь. Точно также я освободился от правой.

Вы не представляете, как хорошо жить на белом свете, когда эти треклятые линзочки находятся в ваших руках. Если соринка попадает в глаз – очень хреново, а линза – как канцелярская кнопка в глазу, резь жуткая, моргать противопоказано – от боли зальёшься слезами. Единственное желание – поскорее их сбросить и к туркам в дыру, в Гороховец, ко всем чертям, туда, где не требуются глазные линзы…. Но меня успокаивают – это, по сути, ещё как бы заготовки. Надо их несколько раз дорабатывать после соответствующих примерок, потом, когда они будут окончательно «притёрты» к глазам, приучить к ним веки. Для этого в течение нескольких дней по два часа сидеть в садике под окнами лаборатории, моргать, плакать и терпеть. Через неделю–две глаза и веки должны притереться…

Узнав о предстоящем, в Антарктиду мне ехать расхотелось, но я продолжил ходить на примерки и дней десять по два часа моргал глазами в садике, заливаясь слезами.

Наконец, «бытие определило сознание», и мне пришла гениальная мысль – выйдя в садик, снимать эти линзы к чёртовой матери и два часа чувствовать себя нормальным человеком. В лабораторию я, конечно, возвращался в линзах и в прекрасном настроении.

Обман не раскрылся. Врач и Лёвочка – глазной ювелир, не скрывали радости, что на мне – четвёртом пациенте, они, наконец, достигли долгожданного результата. И откровенно рассказали мне, что первый пациент – высокий чин Обкома партии, сошёл с дистанции сразу же, двое других – тоже какие–то чины, получив под честное слово «притёртые» линзы, т.е. без сидения в саду, явно пользоваться ими не стали – это было видно с самого начала. И вот, наконец, пришёл я, прошел все круги ада, не издав ни единого звука и т.д. и т.п.

Мне только оставалось сердечно поблагодарить их за проделанную работу и с неподдельной радостью, напялив линзы на глаза и отвесив низкий поклон родоначальникам линзо–глазного производства в СССР, выскочить на Моховую, где через минуту в каком–то подъезде напротив старого ТЮЗ–а с утроенной радостью избавиться от них.

Нет, я их не выбросил, а аккуратно положил в выданный мне футлярчик для хранения светофильтров к фотообъективам. Футлярчик был заполнен поролоном с двумя полукруглыми выщербинками с буквами «Л» и «П», под которые укладывались линзочки. «Л» – для левого глаза, «П» – для правого. Путать их было нельзя.

Кстати, толчком для написания этого рассказа послужила неожиданная находка этого футлярчика в чемодане со всяким доисторическим хламом. Поролон за 50 с гаком лет превратился в коричневую липкую массу, из которой всё же удалось выковырять линзочки. Я промыл футлярчик и линзы, вставил в него новый поролон, уложил линзы и сфотографировал. Фото прилагаю.

Историю моих похождений в этих линзах и их без меня постараюсь продолжить.


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала NEW!
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальник
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
156491 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb