УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

9131.jpg

А.А.Любченко и А.Х.Бабаджанян

9132.jpg

А.А.Любченко, О.К.Кузьмин и А.Х.Бабаджанян

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.79 Встреча нового директора

В рассказике 9.76. о встрече танка с домом под соломенной крышей я упомянул о генеральном директоре Ленинградского «Кировского завода» Александре Александровиче Любченко, который «величал» меня «крёстным».

В том рассказе я неосторожно упомянул, что это отдельная история, а раз замахнулся, то… приходится опять возвратиться в «гороховецкие» времена, а конкретнее в 1965 год.

В тот год А.С.Ермолаев немедленно сослал меня в «Гороховец», узнав, что я рассказал в компании, где присутствовал Ж.Я.Котин, анекдот про генерала и денщика. Котин сам был генералом, и анекдот мог послужить поводом для … Это было своевременное и гениальное решение, а то не миновать бы мне беды.

Надо сказать, что накануне приезда в ссылку, дела на полигоне у нас совсем не ладились. Управляемые снаряды летать туда, куда надо - не хотели, танковая «автоматика» постоянно отказывала, «личный состав» - ИТР и рабочие, очень мягко говоря, были недовольны своим руководителем Н.С.Поповым и даже не делали вид, что работают. Сам Попов разругался со всеми соисполнителями и мечтал, как бы стряхнуть с себя эту работу и унести ноги в сторону Ленинграда.

Итак, всё было не очень хорошо, поэтому моё появление вызвало радость у обоих противоборствующих сторон.

На полигон я добрался поздно вечером, поэтому приёмо-передачу дел мы с Поповым перенесли на утро.

Как там в сказке про Буратино – солнце ещё не взошло, а в Стране Дураков уже вовсю кипела работа… Короче, в 4 часа утра поднимает меня отставной полковник М. Н. Рыбин и со свойственным ему юмором «докладывает»:
- Вставай начальник и принимай тело.
- Какое ещё дело ?
- Не дело, а тело, что весит на велосипедной покрышке. Вверенный тебе шофёр грузовика повесился на заборе перед твоими окнами. А ты спишь, как младенец. Кроме тебя и Попова, все уже давно на ногах. Еле до тебя достучался.
- Какой шофер? Что за грузовик ?
- Он по просьбе Попова привёз из Ленинграда какие-то материалы для полигона и дня четыре квасил напропалую. Теперь ты начальник - тебе и отвечать...
- А Попов где?
- А хрен его знает… Он оказывается ещё вчера взял ключи от 69-го газика и укатил на 18-ый километр. Там у него интерес образовался… Кстати, это была последняя машина, которая осталась на ходу – остальные в ремонте. Решай вопрос, как любит говорить твой любимый Ермолаев.

Делать нечего – пришлось заняться решением вопросов.

Первое, что пришло мне на ум – это вызвать милицию и попросить у командира полигона носилки и машину. Вместо машины я выслушал такую обвинительную речь, на которую вряд ли был способен великий прокурор - товарищ Вышинский.

Кем я только не оказался – даже перечислять противно…

Но самое главное, что ЧП произошло на территории «вверенного Ему» полигона. И такую пакость смог подложить только Мироненко, который то танки ворует, то своих подчинённых развешивает на заборах!

Мне ничего не оставалось, как просить у добрейшего Виктора Ивановича Тодоракиева прощения и уверить его в том, что если бы я знал о намерениях шофёра, то собственноручно повесил бы его за периметром полигона – но я же не знал!

Выручил меня заместитель Нудельмана - Женя Рачицкий. Он сделал всё возможное и невозможное – даже на второй день нашёл Попова и ГАЗ-ик, у которого в лесу кончился бензин и потёк радиатор.

Кстати, Евгений Александрович Рачицкий за долгие годы нашей совместной работы сделал мне столько добра, что я, как ни старался, и тысячной доли этого не смог ему возвратить.

Итак, увертюру к «последующему» я закончил.

Прошло дня три, и наступило «последующее» - пришло известие, что «ко мне ещё вчера» выехал новый директор «Кировского завода» по фамилии Любченко.

Звонивший из Ленинграда его в «в глаза не видел», однако знает, что выехал он один без сопровождающих лиц и зовут его Александр Александрович.

До того, как направиться «ко мне» он работал то ли в Ленинградском Совнархозе, то ли главным инженером Ижорского завода.

После этого сообщения связь с Ленинградом прервалась и мне осталось только материться и гадать, во сколько и на чём он выехал.

Дело в том, что ближайший вокзал в 15 км от полигона на станции Ильино, а аэродром - в Нижнем Новгороде, который в 60-ти километрах.

Обилие непредвиденных событий и связанные с ними нервотрёпки некоторым образом дестабилизировали мою нервную систему.

А неожиданный уход моего ангела хранителя - директора завода Ивана Сергеевича Исаева, окончательно вывел «меня из себя». Короче, настроение было такое, что выразить его можно разве что непечатно.

Первым делом я решил оформить новому директору пропуск для прохода на техническую территорию полигона и приличный номер в гостинице. Что касается номера, то тут вопросов не было – с администрацией у меня были отличные отношения, а вот с заочным оформлением пропуска пришлось «подискутировать» с начальничком бюро пропусков. Началось с того, что я, как говориться, «влез без очереди», чем эту очередь и начальника бюро очень обидел. И если два мужика – один в ватнике и кирзовых сапогах, а второй в грязном плаще и с небритой и немытой мордой, - помалкивали, то бабы, явно из Мулино или из Золино, а может быть и из Пыры, совместно с начальничком, подняли невероятный крик.

Мне ничего не оставалось, как сорваться и «пожелать» им (таким-сяким) немедленно заткнуться …

У меня же вопрос срочнейший - с минуты на минуту может прибыть МОЙ директор, которого несёт сюда «нелёгкая», будь он трижды…ды-ды-ды-ды!

И что у меня не принято, чтобы мои начальники, в том числе и этот, черт его знает – откуда-то взявшийся … директор, торчали в очередях за какими-то погаными пропусками, а с тобой, старлей, я не первый год знаком, и ты меня знаешь! Знаешь?! Так вот, пиши – Любченко Александр Александрович!

Кто?! Генеральный директор Ленинградского «Кировского завода»!!!

В это время в бюро пропусков заглянул мой зам. по хозчасти Молчанов.

Я, не дав ему раскрыть рта, скомандовал, чтобы он на куске картона или фанеры написал - ЛЮБЧЕНКО - и с этой фанерой по стойке смирно ждал директора на перекрёстке Горьковского шоссе с дорогой, ведущей в Смолино. Перекрёсток – всего-то в 200-ах метрах от бюро пропусков.

Пропуск, наконец, выписан, я вручаю его обалдевшему Молчанову и и бегу искать машину для «транспортировки» директора по местным «пенатам».

И опять же меня выручает Женя - он предложил мне свою личную «Волгу»!

Вроде бы жизнь потихонечку начинает налаживаться. Вот и командир Тодоракиев обо мне вспомнил - просит по телефону, чтобы я срочно к нему зашёл.

С наглой мордой сажусь в «Волгу», осваиваю её и, преодолев на ней 150 метров, подъезжаю к штабу. Неспеша вхожу в кабинет командира полигона и… Виктор Иванович, обращаясь к небритому мужику в грязном плаще, спрашивает: «Вы не знакомы? Это Юрий Михайлович Мироненко – руководитель испытаний…».

После чего, узрев мою реакцию на свои слова, продолжает «А это ваш директор – Александр Александрович…».

Слов у меня не нашлось и в качестве ответа я только додумался сделать глубокий реверанс, широко разведя руки в стороны и наклонив голову почти до пола.

Не знаю сколько бы я, так ничего и не придумав, находился в такой позиции, если бы директор не предложил мне разогнуться и пойти в гостиницу.

Будучи уверен, что всегда и во всём лучшей защитой является нападение, я по дороге в гостиницу накинулся на директора со словами, что он во всём категорически не прав. Что любого занюханного работягу мы встречаем на вокзале и привозим на машине. А распроклятые секретари и помощники генерального директора величайшего из заводов не соизволили сообщить, когда и куда он прибудет! Да мы…!

Тут он меня остановил и как будто ничего не произошло, стал рассказывать о своих приключениях. Оказывается он прилетел в Горький (Нижний Новгород) вчера вечером. Никто из таксёров везти его в Смолино, т.е. в наш «гороховец» не захотел, поэтому высадили его на окраине города для ловли попутной машины. На дороге он простоял около часа, обдуваемый проносящимися мимо попутками. Пришло решение – идти пешком. Всего-то ничего – каких-то 40 или 50 километров, там по ходу и машина какая-нибудь подвернётся…

Стемнело, пошёл дождь. Теперь проносящиеся мимо «попутки» не только обдували, но и поливали грязью. Ко всему прочему он, уезжая из Ленинграда надел новые немецкие полуботинки с кожаными подмётками... Не доходя 15 км до Смолино обе подмётки протёрлись насквозь… Он снял «туфлю» - дырка до стельки.

Так что мои матюги по сравнению с тем, что он пережил в дороге – божья роса.

Встал вопрос – срочно привести внешний вид Александра Александровича в полное соответствие с занимаемой должностью.

Что касается обуви, то размер ног у нас оказался одинаков, и мои почти новые полуботинки отечественного производства очень удачно разместились на его ногах. Вопрос с одеждой тоже решился в течение 20 минут - мой товарищ одессит Гера Толмачёв снял с вешалки свой выходной костюм и рубашку. Директор и Гера были одного роста и даже длина рук у них оказалась одинаковой. Походные вещи директора мы тут же отправили в Дзержинскую химчистку и вечером они были, как новые.

Ну, а дальше всё, как обычно. Я познакомил директора с нашим коллективом и соисполнителями. Он полностью ознакомился с ходом работ после чего позвонил из штаба в Москву Д.Ф.Устинову, по указанию которого он здесь и оказался. Затем ознакомился с окрестностями, пособирал грибы на полигоне, которых в тот год было видимо-невидимо, и остался очень доволен нашим приёмом.

Вечером он пригласил меня и командира полигона на товарищеский ужин, где мы со смехом вспомнили «приём», который был организован ему в бюро пропусков.

На следующий день я доставил его в Дзержинск, откуда и проводил в Ленинград. Перед тем, как зайти в вагон он по-доброму поблагодарил меня за всё и обратился с просьбой – не смог ли я организовать в Смолино под моим «присмотром» отдых недельки на две-три его жене и дочери. Получив утвердительный ответ, он обнял меня и уехал.

Отдых жены и дочери мы с командиром полигона организовали на высшем уровне так, что по прошествии многих лет при очередных встречах с Любченко я получал от них приветы.

Жизнь штука сложная - генеральным директором завода он пробыл только семь лет с 1965 по 1972 год, после чего был переведён в Ленинградский ЦНИИ материалов.

Прошло много лет и как-то в Госплане кто-то громогласно окликает меня по имени отчеству. Оборачиваюсь – высокий пожилой человек с большой чёрной бородой. Сообразив, что я его не узнаю, кричит: «Ну, ты зазнался! Ведь я твой крестник!».
- Александр Александрович ?!
Он сгрёб меня в свои могучие объятья.

P.S. А.А.Любченко навсегда останется в памяти многих, и не потому, что он был лауреатом Ленинской премии, профессором, доктором технических наук и автором многочисленных научных работ, а потому, что он был просто очень хорошим человеком.


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
166082 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb