УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

10.67. Ленск строится

Наступившее после пуска первого агрегата затишье позволило мне вплотную заняться другим стройками. Особенно тревожное положение к тому времени сложилось в Ленске. Носило это чисто субъективный характер: вечные нелады между руководством генерального застройщика - СМУ-1 и нашего же ДОК,а. Комбинат обеспечивал СМУ строительными материалами и столярными изделиями и делал это небезупречно, что давало строителям повод валить на ДОК все свои промахи и завалы плана. Распри там шли бесконечные, а разбираться в них постоянно приходилось не только «Мирныйэнергопромстрою» (МЭПС), к которому относилось СМУ-1, но и Управлению строительства. По этой причине в Ленск часто приезжал начальник МЭПС,а Василий Григорьевич Великий, а почти весь период навигации на Лене там пропадал зам. начальника нашего Управления по снабжению Михаил Владимирович Овчинский.

Для меня же Ленск был просто «зубной болью». Там настолько сложно было обеспечивать строительные объекты энергией, а особенно теплом, что командировки в Ленск у меня стали регулярными. Усугублялось это еще и тем, что главным энергетиком в СМУ-1 был хороший местный парень Рудольф с образованием в 10 классов, полученным в вечерней школе, где его жена была директором. «Хороший парень» никогда не было профессией, но у него это как-то получалось - все ему помогали, благо связи в Ленске были большие.

Очень слаба была энергослужба на комбинате по той причине, что в Ленске хорошему специалисту всегда можно было найти работу, гораздо лучше оплачиваемую. На ДОК,е у нас работали заключенные - мелкая местная шпана со сроками не более 4-х лет и немного «химиков». По реке сплавляли лес, на ДОК,е его пилили и делали всю столярку. Качество этих изделий оставляло желать лучшего и потому, что столярный цех был примитивно оборудован и потому, что сушить нормально лес не успевали. Изделия шли «винтом», заказчики не принимали объекты и СМУ-1 вполне обоснованно жаловалось на комбинат. Те ссылались на объективные условия работы и распрям этим не было видно конца.

Было решено построить новый ДОК с полным комплексом деревообработки, включая собственную угольную котельную и сушилки. Хорошо бы поставить там электрокотельную, но для Ленска это было невозможно: очень слабая линия 110 кв. и всего лишь 16 Мвт установленной мощности трансформаторов, загруженных «под завязку».

В самом уютном месте города - на окраине лесопарка, рядом со всеми магазинами, столовыми и кинотеатром располагалась наша гостиница. Соорудили ее из нескольких ПДУ, как и мой дом. Поэтому там было несколько маленьких «келий» и одна большая комната на пятерых жильцов, огромная веранда и пристройка из бруса, где проживала семья «хозяйки гостиницы». Там было всегда чисто, уютно и спокойно. Имелся полный набор всего домашнего и кухонного инвентаря и даже небольшая библиотечка, постоянно пополнявшаяся журнальными подписками.

Однажды так совпало, что Великий, Овчинский и я одновременно приехали в Ленск каждый по своим делам и поселились в этой гостинице. Овчинский постоянно находился в Мирном при УПТК и они с Великим приехали вместе, а я на своем УАЗике приехал в самый разгар их споров о войне. Картинка была еще та: огромный Овчинский вальяжно развалился в кресле на веранде и явно подначивал разошедшегося Василия Григорьевича Великого.

Вопреки своей фамилии тот был маленького росточка, но очень подвижный и заводной. Провоевал он всю войну в танковых частях, был несколько раз ранен, демобилизовался в звании капитана и всем доказывал историческую роль бронетехники в войне, хоть это у него никто и не оспаривал.

Михаил Владимирович Овчинский тоже повоевал, но был не героическим танкистом, а полковником интендантской службы, что вызывало у Великого ядовитую ухмылку. М.В. на это не обращал никакого внимания и подначивал В.Г. как только мог по любому поводу. Тот заводился с пол - оборота и наблюдать за ними было одно удовольствие.

Меня Великий всегда призывал быть третейским судьей в их пикировках, что я и делал с самым серьезным видом. Хоть я очень и очень уважал В.Г. за его профессионализм и порядочность, но не мог устоять перед тем, чтобы иногда подыграть Овчинскому: очень уж смешно заводился Великий.

Так вот в тот приезд было уже очень поздно и предстояло лечь спать на голодный желудок, чего я в те времена не любил. У «вояк» был, естественно, казенный спирт и уже через полчаса мой шофер привез к нам в гостиницу Колю Левчука с полным набором местной закуски: рыбы, мяса и грибов. Просидели мы на веранде очень долго и как-то сразу после этого прониклись взаимными симпатиями.

На следующий день после работы мы с Колей съездили в кооперативное кафе и накупили свежего мяса и всего, что надо для солянки (т.н. «савреево фирменное блюдо»). Мне захотелось угостить стариков, да и сам проголодался. Не зря старался: солянка вышла великолепная! Пришел Коля Левчук, присоединился к нам Витя - шофер и усидели мы огромную бадью солянки на веранде, запивая спиртом с малиной. Такая была благостная обстановка, что до сих пор я помню этот вечер, как один из самых добрых и дружественных.

Ленск к тому времени стал настоящими «воротами алмазного края». Началась его интенсивная застройка многоэтажными каменными домами. Строительство вело наше СМУ-1, которым руководил Миша Ворчик. Был он мой земляк - белорус, парень грамотный, амбициозный и энергичный - последний из «бияновских мальчиков» в ВилюйГЭСстрое. В районе с ним очень считались и ценили его высокие деловые качества.

На первых порах готовые объекты сдавались со многими недоделками, чему всегда находилось объяснение и причины. Это уже стало привычным для Ленска пока там не появилась Валентина Сенникова. Она работала в Мирном главным инженером Стройбанка и алмазники предложили ей стать главным заказчиком по застройке Ленска. Для нее это был значительный карьерный рост, да и работа в банке не отвечала ее стремлению работать по своей специальности - инженера - строителя. Валя согласилась и для Ворчика наступили нелегкие времена.

Валентина не пропускала никаких недоделок, требовала строгого соблюдения смет, пресекала любые приписки объемов выполненных работ, благо, опыта ей было не занимать. На ленской стройплощадке создалась очень нервозная обстановка и все чаще приходилось вмешиваться в улаживание конфликтов МЭПС,у и ВилюйГЭСстрою. А поскольку мне чаще всех приходилось бывать в Ленске по своим делам, то и поручалось мне заниматься не своим делом на правах «старшего воинского начальника». Вскоре я знал все ленские стройки и передряги чуть ли не лучше, чем свои энергетические вопросы.

Одним из серьезнейших дел для меня стал пожар в зоне ДОК.а. Это было как раз во время эпопеи с линиями отбора мощности. Я был на ретрансляторе на 300-ом километре когда за мной приехала машина и пришлось, не заезжая домой, ехать в Ленск, где в зоне полностью сгорела столярка и лесопилка. Была суббота и я хотел поехать к мальчишкам в пионерский лагерь, Мариночка оставалась на попечении соседей, но все мои планы рухнули. Настроение было - хуже некуда когда я прямо с трассы приехал в зону.

Картина была неутешительная: дощатые помещения столярки и лесопилки полностью сгорели, станки тоже пришли в полную негодность. Кругом дым, под ногами зола и пыль. Посреди этого пейзажа ползает какой-то тип в шляпе, с умным видом вытаскивает обугленные куски электрического кабеля и что-то удовлетворенно бормочет.

Мне не хватало только, чтобы причиной пожара назвали короткое замыкание, а тип этот к тому вел. Я не сдержался и наорал на него, приказав сматываться с площадки. На меня несколько недоуменно посмотрели местные ребята, но ничего не сказали. Мужичок спокойно ушел, но уже через полчаса вернулся в форме капитана - пожарника и весело мне заулыбался. Оказалось, что это новый инспектор Пожнадзора и это его первое происшествие в Ленске.

Познакомились, разговорились о причинах пожара. И поведал он мне интересные нюансы из жизни пожарников. Оказывается, в их бланках отчетности перечислены все возможные причины возгорания (как он выразился «... вплоть до самовозгорания снега на крыше»), но в этом перечне нет того способа, которым пользуются заключенные, чтобы устроить себе выходные дни. Все этот способ знают: нужно наполнить презерватив или медицинскую рукавицу бензином и опустить ее в банку с крепкой марганцовкой. Все это накрывается промасленной ветошью или телогрейкой и оставляется на ночь. Гарантировано, что к утру бензин разъест резинку, жидкости соединятся и пожар обеспечен.

Капитан даже нашел на пепелище мастерской такую кружку и кучу сгоревшей ветоши, но приложить все это к отчету не мог и придумывал подходящую причину пожара. Мне было все равно, что он придумает, лишь бы не электричество. Обошли мы с ним все сборки на зоне: все было обесточено после работы в пятницу. Зафиксировали это протоколом и я успокоился. Этот опыт очень пригодился мне впоследствии в Надежном, где пришлось разбираться с пожаром, повлекшим огромные убытки.

Много забот требовала наша автобаза в Ленске. Энергохозяйство было очень запущенное и требовало капитального ремонта, а ни денег, ни специалистов не было. Энергетики, на уровне среднего качества бригадиров, менялись там чуть ли не раз в полгода.

Руководил автобазой мой хороший друг - Владлен Соснин. Познакомились мы с ним еще в 1969 году, когда я еще только начинал работать в Управлении. Свели нас наши имена: на всей стройке было только три Владлена: Бухман - начальник СМУ основных сооружений ВГЭС, Соснин - начальник автобазы в Ленске и я.

Соснин мне сразу понравился своей разухабистостью и независимостью. Началось с того, что он появился в Управлении в новенькой пилотской кожанке, чем вызвал острую зависть профсоюзного и партийного начальства. Председатель Объединенного профкома Дробышев настырно допытывался: где он достал такую куртку. Соснин сделал очень серьезную рожу и ответил, что по навигации в УПТК пришел целый контейнер с такими куртками и в Ленске скоро уже все приоденутся в них. Дробышев помчался к Батенчуку с воплем о произволе, творящемся в Ленске и просьбой разрешить ему выехать туда, чтобы заняться дележом прибывшего дефицита. Батя отмахнулся от него и тот погнал в Ленск, прихватив с собой секретаря парткома - тому тоже куртку захотелось.

Через день из Ленска звонок: «Где этот Соснин!? Задержите его до нашего приезда!» Мы как раз сидели у Бати в кабинете, когда зашла секретарь и сообщила об этом. Соснин сидел тут же. Батя уставился на него самым строгим взглядом и Вовка выложил как на духу, что разыграл профсоюзное начальство. «Очень уж им хотелось кожанку - просто не мог их огорчить. Может быть, действительно, что-нибудь пришло» - заявил он с самым невинным видом. Все расхохотались, а Батя погрозил своему любимцу кулаком. Соснин был его выдвиженцем. Батенчук умел находить людей и увидел в простом шофере-дальнобойщике прирожденного руководителя.

Соснин сам пришел ко мне со своими заботами по энергетике. Он был единственный человек в моей жизни, который звал меня «Владик». Я не люблю свое имя и никогда им раньше не представлялся и все звали меня Владимир Сергеевич, но когда слышал по телефону протяжное «Вла-а-адик..» то уж точно знал, что это Соснин и на душе становилось теплее.

Кроме нашей автобазы в Ленске были еще два крупных автохозяйства: «Алмаздортранса» и пассажирское (ПАХ). С алмазниками никаких дел у меня не было после сдачи им огромного гаража и ремонтного завода, а вот с ПАХ меня связывало многое. Начать с того, что главным механиком там стал работать Коля Левчук. Через него мы близко сошлись с главным инженером ПАХ Борисом Федоровым. Очень был колоритный мужик! Если бы он был молодым в теперешнее время, то уж наверняка влез бы в политику и коммерцию. Это был прирожденный аферист в самом лучшем смысле этого слова. Пробивной способности у него было в избытке. Благодаря ей ПАХ переехал в новые гаражи, выстроил себе большой многоквартирный каменный дом в самом центре города, первым начал осваивать дачи на берегу Лены и еще много полезного делал он для людей. Но наравне с этим ухо с ним надо было держать востро! Коля с ним частенько конфликтовал и мне выпадало стоять между ними. Дело было крайне неблагодарное, ибо все споры проходили в «неформальной обстановке» и очень эту обстановку омрачали.

Я много помогал ПАХ что было для наших масштабов совсем не трудно и стал там своим человеком. Тогда ходили новые автобусы «Икарус» от Ленска до Чернышевского и шофера частенько привозили что-нибудь из Ленска и всегда приглашали поехать в Ленск на автобусе. Я пару раз прокатился с ними, но на своей машине было как-то уютнее и свободнее, но передать можно было все, что просил Коля, регулярно.

Вскоре в ПАХ,е дело наладилось и Левчук заскучал. Ему, как и мне, всегда хотелось что-либо начинать с нуля и что – то там «преодолевать». Так он попал в Энергонадзор.

Начальником Энергонадзора всего региона был выходец из Ленска Борис Федорович Соловьев. Его многочисленная родня жила в старой Мухтуе на самом берегу Лены рядом с Колей. У его братьев и матери было несколько добротных домов, которые наверняка снесло наводнение 2000 года. Невысокий, крепенький и прянично красивый Борис был к тому же еще умен и пройдошист.

Он сразу оценил все выгоды своего контролирующего и ни за что не отвечающего положения. Пользовался он этим совершенно беззастенчиво. У него только до двух человек руки не доставали: главных энергетиков «Якуталмаза» и «ВилюйГЭСстроя» - это было Союзное подчинение, но нашим подразделениям он мог изрядно потрепать нервы. Особенно это проявлялось тогда, когда ему лично что-то понадобилось.

Но, как ни странно, у себя на родине - в Ленске у него не было такого влияния. И не потому, что не хотелось, а просто потому, что некому было постоянно проводить его линию. В тамошнем отделении Энергосбыта работали только женщины, которые исправно собирали абонентскую плату, выполняли всю канцелярскую работу, но отнюдь не были специалистами - энергетиками. Это значило, что проверить грамотно предприятия или принять экзамены у персонала они не могли и приходилось гонять из Мирного грамотного специалиста, а их там было - то всего два - три человека. Нужен был толковый и энергичный мужик и Борис предложил Левчуку возглавить Энергонадзор в Ленске. Коля согласился.

Меня это очень устраивало, ибо у моего друга появлялись права обследовать наши предприятия, дать объективные ( в этом я был уверен!) предписания и проследить за их выполнением. Кроме того, Коля, как грамотный специалист, мог теперь на законном основании посоветовать и помочь моим работникам во всех делах. Вообще, открывалась бездна новых возможностей сотрудничества.

В тот год уже поздней осенью в Ленске у меня впервые прихватило сердце. Повод для этого сам по себе был и горестный и курьезный. Я приехал разобраться с приходом материалов за период навигации, распределить их по подразделениям и установить порядок транспортировки, чтобы не устраивать залежей в Мирном и Ленске. Работы было очень много, да и работа эта мне была неприятна: всегда кто-то был недоволен. Было много писанины и к концу дня я порядочно уставал, но поручить это дело нельзя было никому.

В разгар этой работы срочный звонок из Надежного. Главный инженер - Одинцов - поручает мне возглавить какую-то комиссию по какому-то смертельному случаю, происшедшему в СМУ-1. Я ничего об этом еще не слышал и отправился в контору СМУ, чтобы разобраться в чем там дело. Захожу в кабинет Ворчика и застаю там крики и споры на самых повышенных тонах.

Из Надежного приехал молодой и не очень толковый начальник отдела техники безопасности. Правда, сам он был о себе высокого мнения и, очевидно, поэтому орал на якута - полковника МВД. Спор был в самом разгаре. И спорить было о чем.

Я представился как председатель комиссии - «старший воинский начальник» от ВилюйГЭСстроя (даже вспомнил, что и я полковник внутренней службы) - и выслушал заметно волновавшегося Ворчика об обстоятельствах дела.

Одну из стройплощадок СМУ-1 охраняла вневедомственная охрана МВД Якутии. Приезжий полковник и был начальником этой якутской ВОХРы. Местная дама - начальница районного отделения ВОХР - приняла на работу по совместительству в качестве сторожей двоих парней, только что приехавших из Молдавии и работавших на этой же стройки рабочими в СМУ-1. Привела одного из них в вагончик на стройке и оставила сторожить. Провести приказом она их не успела, отложив это дело на следующий день. Формально постороннего человека оставила на своем (ВОХР) рабочем месте - сторожевом вагончике. Парень был непьющий, но курящий. Умудрился он запереться в вагончике вместе с собакой, закурил и так крепко уснул, что не почувствовал гари и не услышал собачьего визга. Очевидно, сразу же угорел от ядовитого дыма от тлевшего ватника. Короче говоря, когда утром пришли рабочие из вагончика валил густой дым, а когда открыли дверь, то полыхнул огонь. Быстренько затушили пожар и вытащили уже мертвого парня и собаку.

Так вот спор шел о том на кого повесить этот смертельный случай: на СМУ-1, поскольку погибший был работником СМУ-1, или на ВОХР, т.к. тот был направлен на работу их бригадиршей и погиб на их рабочем месте. Собственно, спорить то было не о чем. То, что он не был оформлен на работу в ВОХР приказом - это просто служебное преступление руководителя, допустившего парня к работе, не оформив его и не проведя даже предварительного инструктажа, а не причина спихнуть покойника на СМУ-1.

Разобрался я с этим делом быстро, но доказывать совершенно очевидную истину якуту-полковнику было непросто, а тут еще и наш молодой бычок все время лезет бодаться. Я вспылил, выгнал его из кабинета и довольно быстро заставил полковника подписать протокол. Перешли к примирительному чаепитию, но мне вдруг стало так плохо, что Миша даже испугался. Срочно прибежала с первого этажа фельдшерица и вогнала мне пару каких-то уколов. Голова кружилась, слабость была страшная. Отвез меня Ворчик в гостиницу и вызвал врача. Пришлось проваляться в постели около недели и с тех пор постоянно носить с собой валидол.

Вообще о Ленске я могу вспоминать долго, но чтобы временно прикрыть эту тему скажу только что мы с Левчуком разработали совместный с Энергонадзором план по реконструкции энергохозяйства всех наших предприятий в Ленске. Для этого Коля тщательно инспектировал их, выдавал подробные предписания, обязательные к исполнению, и назначал сроки выполнения, естественно, согласовывая их со мной. Под эти предписания я составлял план работ, сметы и перечень материалов. Все это утверждал в Управлении и мои энергетики имели все законные основания привлекать субподрядчиков и получать материалы. Все это нам потом оплачивал заказчик и вскоре в Ленске у меня был относительный порядок на комбинате, базах и в СМУ-1.


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
159517 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb