УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1017.jpg

Иультин

1018.jpg

Старое и новое

1019.jpg

Когда-то Дом Культуры

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

10.19. Иультин - 1965 год

Черная полоса началась не только у меня. На комбинате, а точнее, на подземном руднике развязался мешок с несчастьями: подряд несколько случаев со смертельными и тяжелыми последствиями. Я уже не помню, что было раньше: то ли взрывник - татарин раскусил детонатор, то ли кому-то из откатчиков раздавило голову между вагонетками.  Произошло это почти одновременно. Обоих насмерть и из Горного округа приехала целая комиссия для расследования.

Нас это затронуло лишь косвенно: прошла ревизия состояния техники безопасности на подземных работах и на замечания не поскупились. Были там и наши работы, проектом не предусмотренные, но сроки никакие не назывались и я не очень этим обеспокоился.

Прошло еще немного времени и произошло ЧП покруче: подъемная клеть с людьми сорвалась и на полном ходу стала « на концевые». Несколько человек погибло, нескольким переломало ноги и позвонки. Случай ужасный по последствиям, а, главное, групповой. Такого еще не было и разборка состоялась очень серьезная. Зама по технике безопасности Евглевского тут же уволили с комбината и  (чудеса советских времен!) перевели в Анадырь инспектором Горного округа - фактически куратором по ТБ нашего комбината (?!). Главному инженеру - Чешеву светило несколько лет отсидки, но нельзя же посадить члена бюро райкома партии и его срочно отправили в отпуск по полной программе - на полгода, пока все не уляжется. Назначенный временно исполнять обязанности паренек из техотдела, который когда-то встречал меня при первой командировке в Иультин, рьяно взялся за налаживание безопасной работы на руднике.

В разгар этой бурной деятельности произошло самое тяжелое для меня и всей «службы» событие: сошла снежная лавина, которая снесла домик наблюдателей вместе с тремя женщинами, дежурившими в противолавинной службе. Откопать их было невозможно - все разметало по огромной площади. Только после таяния снега удалось их найти и похоронить по-человечески. Для нас же самым тяжелым было то, что все три женщины работали раньше дежурными на скважинах и после внедрения автоматики их сократили оттуда, устроив наблюдателями. Работа тоже не пыльная, да и платили там по горной сетке, так что дамы не жаловались. А тут такое несчастье! Во всяком несчастье должны быть виноватые и таковыми в глазах поселкового населения стали мы - автоматчики. Логика простая:  «...не было бы вашей  ...... автоматики, были бы бабы живы». На таком уровне доказывать что-либо совершенно бесполезно, а тем более оправдываться. Все чаще я стал ощущать косые взгляды в автобусе или в магазине, не стало того теплого отношения к нам, которое установилось за последнее время. Вот уж воистину: без вины виноватые! Но жизнь продолжается и планов нам никто не отменил.

Где-то в феврале открыли дополнительное финансирование и я закрыл ребятам наряды на часть работ, выполненных в декабре и ранее не оплаченных. Получили они очень хорошие деньги, что не осталось незамеченным в поселке. Оплатил я эти работы тем, кто их выполнял, но некоторых это не устроило. И тут сработала наша «партийная прослойка» -Ваня Гончар со своими дружками - кандидатами: Рожковым и Дубининым. Гончара я вообще никакой работой не загружал и он слонялся между людьми, как дерьмо в проруби; Саша Рожков корпел с дамами над начинкой фабричных шкафов в конструкторской группе, а Лешка Дубинин работал на подхвате в котельных. Никакого отношения к тому наряду они не имели, но именно от них пришло заявление в прокуратуру.
Этот орган представлял в поселке сосед моих ребят по общежитию. Парень очень порядочный, эрудированный и компанейский, но всегда знавший меру во всем, что мне в нем очень нравилось. Его звонку я не удивился, но для приглашения в прокуратуру было поздновато - около 8 часов вечера. Накинув куртку я пошел в соседний дом, где был «офис» прокуратуры. Старый приятель даже чаю не предложил и сразу же перешел к делу: кому, когда и за что заплачено по этим вот нарядам? Смотрю, а это тот наряд, который включал часть работ, выполненных в декабре.

Скрывать мне было нечего, да и ничего противоправного я не совершил по моему твердому убеждению. Отметил красным карандашом на нарядах тот объем работ, который выполнялся в декабре, объяснил, что тогда кончились все деньги и платить было нечем, но все сделано и заактировано.
У меня возник естественный вопрос: «А в чем, собственно, дело и почему у него морда такая казенная?» Вместо ответа выкладывает он на стол двойной лист из тетрадки в клеточку, исписанный с двух сторон до боли знакомым красивым почерком Гончара. Называется он «Заявление о злоупотреблении служебным положением в целях личной наживы». Из него следовало, что я потому закрыл такой наряд, что мне за это « дали на лапу», а вот некоторых самоотверженных тружеников, которые не захотели в этом участвовать, в наряд даже не включили. Под такими тружениками подразумевался Леха Дубинин - единственный в «службе» запойный прогульщик, но кандидат в члены партии. И вообще я ... подвергаю гонению «партийную прослойку» за ее активное участие в общественной жизни, а сам в этой жизни не участвую и свою команду в эту жизнь не пускаю. Опытный и битый кляузник Ваня точно знал, что надо делать: копия заявления была направлена в Эгвекинотский райком партии (а, может, и не направил, но погрозил? - не знаю - райком никак не отреагировал). Получалось, что я мздоимец, а Ваня со товарищи по партии - борцы за правду и справедливость. Припиской о копии заявления Ваня не давал прокуратуре решить дело миром: знал, ведь, что мы в добрых отношениях и что Борис прекрасно знает положение дел в «службе».  Предстояло следствие и с меня взяли подписку о невыезде.

Вышел я из прокуратуры, совершенно не представляя, чем провинился перед государством. Пошел не домой, а к ребятам в общежитие и все им рассказал. Выражения в адрес авторов заявления я приводить не буду - компьютер может не выдержать. Экспансивный Толик Москва тут же собрался идти бить Гончару морду, а Леху пообещал засунуть в котел. Еле его успокоили и стали разбираться все вместе, где в этом деле прокол. Больше всех недоумевал Ричард, на чью бригаду был закрыт наряд: « ...самая обычная практика хорошего прораба - иметь про запас какой-то объем выполненных работ, чтобы регулировать зарплату. У монтажников обычное дело - разом густо - разом пусто: то одного нет, то другое не ладится, а зарплату надо платить не ниже средней каждый месяц. Здесь без запаса не обойдешься и никто никогда за это не отвечал перед законом.» Никто не смог мне объяснить, что я нарушил.

За этим объяснением я с самого утра пошел в прокуратуру. Отношения между мной и Борисом стали только казенными, но иначе я не мог - слишком велика была обида, хоть и не он меня обидел. Я попросил показать мне тот закон и ту статью, которые я нарушил, чтобы знать, каково наказание за это.  Ни закона, ни статьи он мне не нашел. Оставалось обвинение в личной заинтересованности и получении взятки. Отмеченные мною работы стоили 996 рублей из всей суммы наряда около 7000 рублей. Вот за «приписку» этой тысячи я и должен был нести ответственность по неизвестной мне статье неизвестного прокурору закона.

Всех ребят допрашивали и все как один отвергли даже мысль о том, что я от них что-то получил. Версия личной заинтересованности отпала, но суд должен был состояться. Перенервничал я перед этим страшно! У нас же в Стране Советов так: был бы человек, а статья найдется, да и «... дыма без огня не бывает.» По поселку поползли слухи и шепотки, что жизнь не облегчало.

Гончар почувствовал себя героем и заявился ко мне в кабинет без всякой надобности - просто поговорить. Опять развалился, опять шляпу на стол взгромоздил... У меня настроение было совсем не такое как в первый раз и Ваня загремел по пяти ступенькам вниз прямо к своему другу Саше в КБ. Хоть я был зол, но ума хватило не оставлять на нем следов: ограничился пинком в зад. Тут же побежал в партком жаловаться, но «... никто ничего не видел».

Весной состоялся суд. Такого понятия, как оправдательный приговор советское правосудие не знало. Если государство в лице прокуратуры желает наказать, то накажут обязательно, будь ты хоть ангел во плоти. Так и было: ничего не доказали, даже не дали на руки обвинительное заключение, но приговорили выплатить из своих денег 996 рублей в казну. Бухгалтерия тут же их вычла из зарплаты и советское правосудие восторжествовало.

Возмущению моих ребят не было предела! Я был рад, что все это закончилось. Боря - прокурор больше никогда не приходил к моим ребятам , хоть и проживал в соседней комнате. А через несколько дней Ричард принес мне сберегательную книжку - первую, кстати, в моей жизни - с вкладом на предъявителя в 3000 рублей. Я пытался отказываться, но формулировка: « ... за моральный ущерб, понесенный в борьбе за справедливость» меня утешила, да и деньги были нужны.

К тому времени я все чаще стал задумываться над тем, что мои ребята получают гораздо больше, чем я - заместитель главного инженера большого комбината и не последний специалист в Северо - Восточном совнархозе. Оклад, районный коэффициент 2 и надбавки не позволяли что-либо накопить - все уходило на жизнь на две семьи: в Ленинград мы высылали регулярно, хоть и не очень много, но гораздо больше, чем зарплата рядового инженера НИИ. Хотя мы себе ни в чем не отказывали, но понятие «моральный ущерб» подспудно преследовало меня постоянно.

Несмотря на все передряги, жизнь не останавливалась. Приближалась весна, стало выглядывать солнце и на душе посветлело: кончалась долгая полярная ночь. Пока она длится, то как бы не замечаешь ее, а вот первые проблески солнца уже рождают в душе ожидание тепла и обязательно чего-то хорошего. Удивительное чувство! Я не люблю осень с ее умиранием природы, а вот весна всегда улучшает настроение и начинает «гонять кровь».

Неожиданно «оттаял» выгнанный с комбината за смертельные случаи бывший зам по ТБ. Прилетел он в Иультин из Анадыря, где работал теперь в Горно - технической инспекции (РГТИ) и курировал наш комбинат. Первое, что он сделал после прилета - собрал всех руководителей и объявил, что «...он нас  научит и заставит выполнять правила ТБ.»  Вот фарисей - будто и не он развалил здесь всю работу! 

Проработав долго на комбинате, он, конечно же, знал все слабые места и тут же выдал несколько предписаний по подземному руднику. И все эти предписания, как на зло, напрямую касались моей «службы»!

Появился большой объем внеплановых работ, выполнять которые надо было «...впереди паровоза», ибо их невыполнение грозило остановкой всего комбината. С другой стороны, мне уже были нужны дополнительные оплачиваемые объемы работ, т.к. на водоснабжении и котельных мы все сделали, а на фабрике надо было ожидать прихода шкафов из Конотопа. Не столько из-за самих ящиков (мы у же начали приспосабливать старые шкафы к новым блокам), сколько из-за «начинки» ящиков: проводов, инструмента и прочего добра, подаренного в Конотопе.


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
166444 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb