КАК ВОЕНМЕХОВЕЦ ОКАЗАЛСЯ ГЕОФИЗИКОМ

 

111.jpg

Вот я, Слава Юшин в 1953, у Копорья

112.jpg

Бригада Ух! группы 514 в Копорье в сентябре 1953 г.

113.jpg

Первомайская демонстрация 1954 года.

121.jpg

Бригада Ух! На деляну

122.jpg

Технология лесоповала

141.jpg

Перед увольнением на берег

142.jpg

Шлюпочный поход

143.jpg

На корме под флагом корабля на полном крейсерском ходу

144.jpg

Вова Жирников и Жора Харакоз на фоне крейсера `Свердлов` в Неве у моста Лейтенанта Шмидта

151.jpg

Фрагмент дембельского альбома 1959г

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:как военмеховец оказался геофизиком:.

Глава 1
Военмех

(Вячеслав Юшин)

1.1. С Маяковским в башке: "Вперед! На приступ!"
(В.Маяковский)

10-й класс я заканчивал в 1953 г. в Хабаровске. По семейной традиции продолжить учебу решил в Ленинграде. В военмех привела романтика (в то время только оружие и самолеты носили имена конструкторов) и расчет (обещание общежития). На вступительных экзаменах набрал 26 баллов из 30 (это был последний проходной балл на факультеты Е и Н при конкурсе 5 человек на место, тогда как на "А" надо было набрать 29 баллов при конкурсе 8 или 9 на место). Напомню, в те поры мы сдавали 6 экзаменов: сочинение на одну из двух заданных тем, литература устно (с разбором ошибок сочинения), математика, физика, химия и иностранный. Чуть не завалил сочинение. Прихожу на устный экзамен, пожилая усатая тетка достает из кипы мои листки, и сразу вижу на первой странице итог - 3. (То что с сочинениями всегда был не в ладу, знал и так, но вот неграмотностью не страдал никогда. Год назад, в классе был единственным, получившим 4 по пробному диктанту начала учебного года, остальные - 20 двоек и 10 троек). Тему сочинения я выбрал "общественно-политическую" в расчете на обильное цитирование любимого мною и знаемого наизусть Маяковского. Да вот преподавательница попалась, по-моему, люто его ненавидевшая. Спрашиваю, за что?. Листает страницы – сплошные волнистые подчеркивании. Пишу политически безупречно: "… и железные пальцы пролетариата сомкнулись на холёном горле капитализма". Подчеркнуто: это нелитературный оборот. В ответ цитирую Маяковского: "… как будто руки сошлись на горле, холеном горле дворца". Говорит, цитату надо брать в кавычки. Что брать-то? Холеное горло? А ошибки-то где? Их нет! Говорит: все равно тема не раскрыта. Отвечаю: а я пришел не на Толстого учиться. В общем, погоняв меня по "Тарасу Бульбе", вывела окончательно 4/4.

В 10-м классе, готовясь к поступлению, штудировал основные предметы по доступным первоисточникам. В Публичной библиотеке Хабаровска мне попалась "Химия" Д.И.Менделеева. Увлекательно написанная книга. И вот на вступительном экзамене, который принимала тетя, та, что потом нам читала "Химию" (виноват, забыл ее фамилию) задает вопрос чем отличается окись свинца от закиси? Надо было ответить – валентностью. А я, не сообразив про валентность, но вспомнив Менделеева, говорю: если подействовать серной кислотой, то в одном случае получится одно, а в другом – другое (что именно, сейчас уже не помню, но тогда знал). В результате полный восторг и 5. Самое смешное, что в первую зимнюю сессию получил этот же самый вопрос с таким же ответом и результатом.

Попал в 514 группу (поток из двух "пятисоток" - приводчики и двух "семисоток" - артиллеристы). Помню, говорили, нам провезло, что попали в "пятисотки", но почему, мы еще не понимали.

1-й семестр начался с уборки картошки и турнепса неподалеку от старой крепости Копорье, где и состоялось наше первое близкое знакомство с одногруппниками, заложившее привязанности на последующие годы, а часто на всю жизнь..

В октябре, наконец, начались занятия, но общежитие получил только после зимней сессии, после очередного выпуска молодых специалистов 1954 г. Комната нам досталась 5-местная. Кроме меня, в ней поселились Володя Федоров и Слава Фещенко из Опочки, Володя Жирников из Оренбурга и Жора Харакоз из Фрунзе.

О каждом хотелось бы рассказать подробнее. Володя Федоров был умница, золотые руки и большой хохмач. От его многочисленных розыгрышах страдали многие, особенно наивные и серьезные. Мог, например, без тени улыбки уговорить двух-трех ухватиться и придержать цапфы 12-дюймовки (ее казенник стоял в подвале института в одной из лабораторий), "пока он сделает искусственный откат". С Фещенкой они были одноклассниками, то есть, знали друг друга с детства. Слава был убежденным коммунистом. Не знаю, врал Федоров или было на самом деле, но подтрунивал над Славой, который якобы переложил речь Сталина на 19-м съезде на стихи: "Товарищ Сталин нам сказал…" Однажды во время летней практики на заводе "Прогресс" Слава сломал отрезной резец и закончил операцию на слесарном верстаке с помощью ножовки. Это послужило поводом для очередного розыгрыша. На заводском дворе лежали блюмы – такие чушки квадратного сечения 150 Х 150. Приходит Володя (кстати, он был все годы учебы нашим бессменным старостой) и заявляет, что его только что вызывали к директору и предложили студентам порезать эти блюмы ножовкой. За каждый рез – 1000 рублей (месячная зарплата инженера). Дескать, газом и станком нельзя – перегрев опасен для спецстали. Конечно, до дела не дошло, но весь кайф во вполне серьезном обсуждении этого предложения.

Слава Фещенко был спортсмен-штангист в легком весе. И, вероятно, на этой тяжелоотлетической почве был знаком с Толей Соловьевым. Возможно, не без протекции Анатолия он после Свердловска оказался в Красном Селе. От него, а мы встречались изредка, я слышал, что Толя чуть ли ни бросил работу, чтобы построить своими руками дом, как исконный русский мужик, начиная от валки леса и кладки печи. (Я, конечно, помню про луноход, и попрошу ded'а, удалить последнюю фразу, если она противоречит фактам).

И в заключение раздела не могу не похвастаться своим раритетным цветным снимком первомайской демонстрации 1954 г. Цветная пленка уже была в продаже, и были химикаты для проявки. Причем негативы получались более мелкозернистые, отчего мы и пользовались ею, несмотря на сложный процесс обработки, а потом печатали обычные ч/б фото. Пленка сохранилась, а современный сканер вернул снимку цвет.

1.2. В колхоз на лесоповал

Летом после 1 курса весь наш поток отправился на строительство коровника за 150 км от города по Таллинской ветке. Туда же прибыло примерно столько же первокурсниц из ЛенСангига. Разбились на несколько бригад: лесорубы, землекопы, плотники, повара и т.д. Нашей бригаде достался лесоповал. Выделили деляну в 3 км от фермы Для вывоза леса из леса отрядили могучего коня-производителя с местным конюхом, щуплым мужичком, который, почти не пригибаясь, мог бы пройти под брюхом своего подопечного. Незабываема сцена запряжки коня в волокушу. Чтобы затянуть супонь, конюх буквально повис на шее коня, упершись ногами в хомут. И вдруг сыромятный ремень супони рвется, и бедный мужичек, как из катапульты, летит спиной в навозную жижу. Надо отдать должное студентам, в кровь искусавших кто губы, кто кулаки, но мужественно не проронивших даже писка. Зато конь был знатный! Как он вытаскивал огромные плети на опушку к трактору, надо было видеть! Жаль, фото не сохранилось.

1.3. Гимн ленинградской барахолке: "Долг каждого советского человека запустить свой собственный искусственный спутник!

Гимн ленинградской барахолке: "Долг каждого советского человека запустить свой собственный искусственный спутник!"

В общежитии, мы с Володей Федоровым увлеклись радиолюбительством, чему способствовала знаменитая воскресная Ленинградская барахолка. Помимо любого другого хлама как старого, так и нового, на ней был обширный радиорынок. На нем была представлена левая продукция всех ленинградских (и не только) радио и электрозаводов, поскольку другой подобной «оффшорной» зоны тогда не было даже в Москве. Пешеходный путь к барахолке начинался от Варшавского вокзалы, то есть, от порога нашей общаги. На ней можно было купить любые выпускаемые в стране радиодетали, даже такие, которые в бытовой аппаратуре еще долго не применялись У многих продавцов была узкая специализация (например, только резисторы, или конденсаторы, или радиолампы и т.д.) постоянные торговые места и поставщики. Были даже продавцы трансформаторов . Только выходил очередной номер журнала "Радио" со схемой нового усилителя или приемника, а на барахолке уже появлялись все необходимые для него трансформаторы, с полной инструкцией и ссылкой на первоисточник. А можно было просто заказать свой трансформатор и через неделю получить его в готовом виде. Стоимость такой услуги была вполне по карману студенту и не превышала нескольких кружек пива для выходного трансформатора, силовые были подороже. А вот полупроводники , да-да, те самые П1, П2, П3 еще только появлялись и имели ужасающие характеристики. Скорей всего это был брак – отходы, составлявшие, вероятно, % 95 производства.

До сих пор с улыбкой вспоминаю 1957 г. – запущен первый спутник, а на барахолке клич: "Поступили в продажу запчасти к искусственным спутникам Земли! Долг каждого советского человека запустить свой собственный искусственный спутник!"

Что мы паяли? Я начал с ламповых УНЧ, Володя с тестера, фотореле и фотовспышки и плавно переключился на карманные приемники. И надо признать, это занятие давало нам больше практической пользы, чем некоторые спецкурсы и лабораторные работы.

По вечерам вестибюль общежития осаждался толпой девушек. Чтобы попасть в гости или на танцы, им надо было сначала упросить кого-либо из входящих жильцов вызвать такого-то из такой-то комнаты, и только затем строгий вахтер при поддержке "народной дружины" под залог документа "хозяина" и в его сопровождении пропускал гостью. Процедура вызова была для гостей не из приятных. Ладно, если вызываемый – с первых этажей. А если с 6-го? Этажи-то на Обводном 161 - не хрущевские! По вероятности, только каждому 6-му будет "по пути". Одно время наша комната как раз и располагалась на 6 этаже, но зато точно над главным входом. Не бог весть какое изобретение, но наши девушки не испытывали таких мучений. Для них по внешней стене дома была спущена с 6-го этажа сигнальная линия, и на косяке входной двери установлена малозаметная кнопка. Нажала эн раз и жди друга!

1.4. Кронштадт 1957 г

Военно-морские сборы после 4 курса проходили в Кронштадте на крейсере "Свердлов", который большую часть отпущенного нам срока простоял у заводской стенки в ремонте, и лишь в последнюю неделю нашего пребывания вышел в Финский залив на ходовые испытания и стрельбы. Занимались мы, главным образом, тем, что учили по широкоформатным альбомам корабельную БЧ2, разнообразя это скучное занятие экскурсиями по боевым постам корабля, сдиранием старой краски с бортов, шлюпочными учениями и разучиванием хорового приветствия начальства на стенке. Жили в офицерском кубрике с иллюминаторами, расположенном на верхней палубе под спардеком и спали на стационарных койках и рундуках. Сопровождал нас от военмеха "капраз" Мигас, живший, естественно, в отдельной каюте, и поскольку даже старпом был в чине 2 ранга, то местные вахтенные офицеры избегали нас навещать, чем успешно пользовались старослужащие матросы, освоившие свободные койки нашего кубрика для дневного сна. В перерывах на бодрствование они травили занимательные байки про недавний визит в Голландию.

Слева от нас стал на ремонт в сухой док знаменитый в те годы антарктический дизель-электроход "Лена", который в нашем же присутствии почти сразу сгорел в пожаре (навсегда). Короткий поход на ходовые испытания и стрельбы запомнился необузданной мощью корабля при полным отсутствием качки, хотя слегка штормило. На полном 33-узловом ходу на верхней палубе можно было находиться только на корме, чем мы и воспользовались для памятных фото.

1.5. Дипломный проект. Распределение

Дипломный проект я писал при кафедре. Мне дали в руководители Игоря Александровича Ягодкина. Он предложил мне рассчитать следящую систему наведения при случайных воздействиях и в качестве примера дал свою недавно защищенную диссертацию с многочисленными и довольно язвительными замечаниями Бесекерского на полях. Вот тогда, пытаясь освоить новые понятия, я и заразился статистическими методами на всю оставшуюся жизнь и дальше копал уже сам. Корреляционная функция завораживала своей двойственной загадочностью, мозги можно было вывихнуть, чтобы докопаться до ее физического смысла, и остро почувствовался недостаток математической подготовки.

К моменту нашего выпуска ленинградские предприятия – потребители военмеховцев – из-за проблем с жильем уже брали на работу, в основном, ленинградцев и, соответственно, на практику тоже. Нам же, иногородним, на распределении предлагались Свердловск, Ковров, Воткинск, Юрга. В Воткинске мы проходили летнюю практику после 4 курса. Воткинский завод тогда производил сонное впечатление. Выпускал паровые локомобили и зенитки КС-19. Нас приписали к линии сборки электро-гидроприводов. Ну а что там увидишь на конвейере? Мастер участка военмеховец, не скрывал, что собирается увольняться. В Коврове жилья не обещали, в Юрге мы с Володей Федоровым тоже побывали на преддипломной практике, но ничего интересного для себя не обнаружили. А вот Свердловск подсуетился и прислал на наше распределение прошлогоднего выпускника-семисоточника со сказками и про тематику и про перспективы. Под их влиянием наша комната, кроме Жоры Харакоза, который уже обрел постоянную питерскую прописку, (Володя Федоров, Слава Фещенко, Володя Жирников и я) отправилась в Свердловск.


© Вячеслав Юшин

2010-2016


Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие
1. Военмех
2. 2
3. Новосибирский Академгородок
4. На пути к «Вибролокатору»
5. Новосибирск-Баку-Каинск
6. От Баку до Сибири
7. Начало проекта ВПЗ
8. Триумф ВПЗ
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
12862 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb