УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.14. Черная полоса

1961 год. Арбуз с мухами явился началом очередной чёрной полосы в моей жизни.

Заболел Слава Елесичев наш флагманский наводчик, а тут, как назло, подошло время стрельб. Засовывать в раскалённый танк человека с температурой под 39 и расстройством желудка – это бесчеловечное издевательство над личностью и над боевой машиной. Пришлось самому занять место наводчика танка. До этого мне приходилось стрелять, как говориться «для души», т.е. безответственно. От зачётных стрельб я под разными предлогами уворачивался – не хотел получить должность «штатного стрелялы». А тут вляпался – это не хухры-мухры, а гарантийные испытания танка! Ко всему прочему в наличии оказались только осколочно-фугасные снаряды – хоть застрелись! Лупить такими по фанерному щиту – щитов не напасёшься. С одной стороны попасть в 8-ми метровый щит – раз плюнуть, это тебе не в силуэт танка целиться.

Попал, разнёс фугасом щит на дрова и ищи после этого пробоину – была она в силуэте или не была, щита-то нету. С другой стороны, где на горном Кавказе набрать столько брёвен и фанеры, чтобы изготовить, как минимум 20 огромных шитов. Мало того, испытания затянутся месяца на полтора, пока материал достанут, пока строить будут… Остаются варианты: или добывать бронебойные, или делать матерчатый щит. Комиссия, возглавляемая полковником с Кубинского полигона, приняла оптимальное решение – гнаться за двумя зайцами, создавая матерчатый щит и посылая гонцов в военный округ на поиски бронебойно-трассирующих снарядов к 122 мм танковой пушке. Ограбив учебный центр, т.е. реквизировав у него всё наличие солдатских простыней, верёвок и чёрной краски, сводная бригада «кировчан» и «кубинцев» за два дня соорудила щитовую раму, сшила простыни, нарисовала в нужном месте силуэт танка и всё это поставила вертикально. На третий день, приехав на позицию, щита не обнаружили. Пришлось ехать к месту его установки, а это 500 метров на машине и 1,5 км пешком по здоровенным камням.

Оказалось, что он завалился от ветра. Без энтузиазма к обеду щит был водружён на место. После обеда я сделал пробный выстрел. Признаюсь честно – мечтал, чтобы снаряд взорвался на тряпке, но он аккуратно прошёл через простынь, оставив нормальное отверстие. Взрыв снаряда последовал достаточно далеко за щитом, и осколки его не повредили.

«Лукич», так звали члены комиссии председателя, принимает решение переходить к 10-и зачётным выстрелам с места.

Стреляю. Попал. Дырка просматривается. Капитан Авдеев, обладатель огромного бинокля подтверждает – дыра в силуэте есть.

10% попаданий я уже обеспечил. Делаю ещё 6 выстрелов – 70% !

Дальше хуже – поплыл воздух. Мираж – не мираж, а что-то похожее, изображение щита стало мутным и как бы плавает. Взываю к Луке, прошу оставшиеся три выстрела сделать, когда марево прекратится. Он ни в какую – враг не будет ждать, пока ты с этим маревом возишься. Считай, что он тебя уже уничтожил. Стреляй, и никаких гвоздей.

Стреляю, цель еле просматривается – 80%, 90% попаданий.

Последний выстрел – взрыв на щите, и его нет! Наверное, попал в раму

90% - стрельба отличная, выбираюсь из танка, подхожу к председателю. Вокруг него собрались члены комиссии, и скандал.

Лукич стрельбу не засчитывает, требует всё начинать заново. Видишь ли, нет координат попаданий, в отчёт нечего вставлять. Пробую его уговорить:
- Вы согласны с тем, что было 9 попаданий из 10 возможных?
- Согласен. Но их нет. Где они?

Короче, я одно, он другое. Мужик упёрся, даже стал угрожать, что данной ему властью снимет танк с гарантийных испытаний. Единственное, на что он согласен, это чтобы я после восстановления щита повторил 10 выстрелов. А сейчас все по домам, и на сегодня работа закончена. Усаживается в свой персональный ГАЗ-69 и в Тбилиси.

Я с самого утра в танке, нагретом до состояния раскалённого утюга, 10 членов комиссии под палящим солнцем, а эта тварь в ГАЗ-ке на продуваемом бугре с вентилятором перед мордой угрожает снять танк с испытаний! Надо что-то делать.

Кутузов в такой ситуации собрал бы совет в Филях. Я не Кутузов, поэтому предлагаю членам комиссии плюнуть на всё и поехать в Русскую деревню. У меня есть УАЗ-450, все туда влезем, дорогу я знаю, там был – отдохнём от председателя и хорошего вина попьём.

Все – за! До Русской деревни около 20 км. Живут в деревне одни старики и старушки. Молодёжь сбежала в города. Похоже, что старики живут чуть ли не натуральным хозяйством, хотя в деревне есть керосиновая лавка, где кроме керосина можно купить хомуты, консервы и хлеб. Деды ходят в галифе с Первой мировой войны –заплпата на заплате, босиком, но в военных фуражках образца 1914 года со сломанными козырьками. Встречают нашего брата, как родных сыновей. Рассаживают за столы под навесами из винограда, на столе старинные трёхлитровые кувшины с отличным сладким и ароматным вином. Огромная бочка с врезанным в неё медным краном стоит рядом на возвышении. Цена содержимого кувшина – рубль, курица свежеприготовленная – рубль, сковорода с дюжиной яиц – рубль. «Кушайте ребятки, а мы пойдем спать, вино наливайте сами, сколько кувшинчиков выпьете – столько рубликов положите на стол и прижмите камушком, виноград кушайте – он вверху над вами висит. Ну, приятной вам ночи. Если приедете завтра, то идите прямо к соседу напротив, он новую бочку откроет, а это вино завтра вечером будет уже с кислинкой.

После трёх кувшинов, выпитых членами комиссии, у Жени Авдеева появилась здравая мысль: «Братцы! Здесь собрались два зам.преда комиссии и 9 членов. Все мы, как один, за то, чтобы засчитать Юркину стрельбу - он же не профессиональный стрелок, а выбил девятку. Значит подготовленный наводчик сможет уверенно выполнить норматив. Пишем решение комиссии, подписываемся и пускай этот Лука царапает особое мнение. Я бы на его месте этого не делал – один против всей комиссии, - это надо быть идиотом. А если у него хоть немного ума сохранилось, он возникать не будет. Ну, по стакану за Юркино здоровье. Ему завтра стрелять с ходу».

Затем из полевой сумки появился лист бумаги, на котором излагается решение членов комиссии и все подписываются. Приняв решение, «Совет в Русской деревне» продолжил свою работу.

Утром председатель, прочитав решение, попросил нас его ликвидировать,а в отчёте засчитать 90% попаданий с места и поставить произвольные координаты попаданий.

Вроде бы черная полоса кончилась, так нет! Перед стрельбой с ходу свалилась очередная беда – вышел из строя стабилизатор пушки.

На устранение неисправности дано три часа без вскрытия опломбированных блоков. «Крайний» опять я. Все пошли на обед, а у меня продолжение чёрной полосы. Вариантов нет, надо лезть в раскалённый танк, откручивать штепсельные разъёмы и прозванивать все кабели и блоки. Кто когда-нибудь открутил в танке хоть один 48-ми или 52-х штырьковый ШР представляет, что это за удовольствие. До него добраться тяжко, а откручивать кончиками пальцев – это что-то.

Судьббаа.. Все лакают в столовой холодный мацони, а я в бронесауне, срывая кожу с пальцев кручу «шаэры». Работать приходится на месте наводчика, где справа находится сердце стабилизатора – блок К1, а слева казённик пушки. В этом «пространстве», согнувшись в три погибели с допотопным тестером на коленях, надо умудряться держать толстенный кабель и манипулировать двумя проводами. Затем, «прозванивая» К1, чтобы дотянуться до штырьков выходных разъёмов, пальцами одной правой руки держать зеркальце и одновременно контактным проводом касаться одного из 48 штырьков. Обалдеть! Всё это удовольствие надо получать при 60-градусной температуре в духоте из смеси запахов масел и топлива. А если ещё учесть, что надо думать и периодически пользоваться принципиальной электросхемой, висящей над головой, то этот « фокас» даже Кио повторить бы не смог. Прошлой зимой в районе г. Чита, где проходили испытания танка на минус 50, мне пришлось делать тоже самое. Там я обморозил лицо, руки и желудок. Добрая душа, видя, как мне достаётся в промёрзшем танке, для «сугреву» подала сверху стакан водки. Температура водки была под минус 40, и я , практически уже ничего не соображая, выпил её одним махом. Меня сложило пополам – еле откачали. Здесь на Кавказе противоположный вариант, но только без стакана водки.

Упёрся я в этот К1. Сигнал подходит в район пальчиковой лампы 6П1П, а дальше тишина. Вариантов множество.

Обед кончился, докладываю комиссии о результатах своёй работы.

Прошу разрешения вскрыть блок. Мне задают вопрос:
- Предположим ты получишь разрешение на вскрытие, Вскроешь. И что? Вышла из строя лампа или сгорело сопротивление - блок неработоспособен. Конец.

Я взял паузу. Блок вскрывал неоднократно, внутренности его знаю досконально. Закрыл глаза и .. вижу. Бред какой-то.. Лампа не торчит, а лежит. Собрав все запасы своей природной наглости, заявляю:
- Мужики, я на 100% уверен, что прижимной подпружиненный колпачок пальчиковой лампы был плохо зафиксирован при установке. От тряски и вибраций при движении танка по скальному грунту он соскочил, а лампа не будучи поджата потеряла контакт или вообще выскочила и лежит рядышком.

Председатель, обращаясь к комиссии:
- Я готов дать разрешение на вскрытие. Если лампа действительно выскочила, поставим её на место и продолжим испытания. Если она не выскочила, а просто накрылась, то испытания прекращаются, и вся ответственность ложится на тебя. Готов на это?

Ситуация – что в лоб, что по лбу. Заявляю: « Готов! Только у меня к вам большая просьба, помогите снять блок, а то у меня уже пальцы не шевелятся». Показываю им руки с содранными костяжками пальцев. Желающие снять блок тут же нашлись. Всё же офицеры с Кубинского полигона были ребята отличные, где надо – принципиальные, где надо – объективные. Со многими из них я общался десятилетиями, почти все вышли на пенсию в ранге полковников, некоторые стали генералами. До старости лет они были для меня Володями, Витями, Серёжами , Женями..., а я для них оставался Юриком, Юрой или просто Юркой.

Вскрытие блока К1 производилось на столе председателя комиссии.

Снимал верхнюю крышку я, а вокруг собралась толпа из членов комиссии, кировчан и даже солдат, все ждали развязки этого спектакля. Странно, но ни какого волнения я не испытывал, было какое-то безразличие к присходящему. Видимо, внутренне перегорел.

Когда крышка была снята, раздался такой взрыв удовлетворения, какого я не слышал даже на стадионе при забивании мяча в ворота. И колпачок и целёханькая лампочка аккуратно лежали на печатной плате. Вставить лампу и надеть на неё колпачок я предложил нашему председателю. Он с явным удовольствием это проделал. Ребята офицеры отодвинули меня в сторону, привинтили крышку и пошли устанавливать блок в танк. Я к танку не пошёл, кончились силы.

Председатель, видимо, тоже перенервничал. Сидел напротив меня и тихо улыбался. Я тоже. Так мы с ним молча и просидели до прихода офицеров. Блок они поставили, всё подключили, руки ободрали и доложили председателю, что стабилизатор заработал. На душе стало совершенно спокойно, морда у председателя оказалась симпатичным лицом, да и он оказался хорошим человеком. На следующий день я положил с ходу те же 90%, но на этот раз с одним явным промахом. После стрельбы мы все, включая председателя, поехали в Русскую деревню. На следующий день я с трудом мог вспомнить только дорогу туда. Но судя по рассказам моих коллег, все они остались поездкой очень довольны.

Чёрная полоса вроде бы стала меняться на белую.


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала NEW!
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальник
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
156656 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb