УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

9120.jpg

«Пункт А», Литейный 4

9121.jpg

«Пункт Б»

9122.jpg

«Ударник НКВД»

9123.jpg

Пейзаж из «оттуда»

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.73. Ерцевские эпизодики

В предыдущем рассказе о Ерцеве я, кажется, не очень осторожно коснулся нашего сурового прошлого. А впрочем, почему я должен осторожничать? В каждый период волей или неволей приходится соблюдать какие-то правила поведения. И во время учёбы, и в процессе трудовой деятельности, да и просто в обычной жизни, каждый из нас встречается с необходимостью соблюдать «технику безопасности». Соблюдать её надо в общении с преподавателями, с различным руководством от декана до ректора, с непосредственным начальником, тем более - с вышестоящими лицами. Соблюдать её надо в общении с техникой, вооружением, даже с лекарствами, короче со всем, что может тебе навредить или тебя уничтожить. Даже заколачивая гвоздь, можно стукнуть по пальцу. Можно и нужно пойти на смертельный риск ради спасения людей, но самому упрямо добиваться того, чтобы «Тот», кто «В ЗАКОНЕ» или кодла подонков, окружающих Его, тебя искалечила или убила – это идиотизм.

Ещё можно понять «необразованных», которые не прошли курсы техбеза и допусков с посадками, но если тебе преподавали, и даже оформили «допуск» для существования на данной конкретной территории, то не забывай, что существуют и «посадки». Мой родственник, назначенный по приказу Фрунзе комиссаром к Батьке Махно, бравший вместе с ним Перекоп, а в дальнейшем генерал авиации, за неосторожную фразу в конце 1941 года получил 10 лет «строгого». Когда же в 1955 году я спросил его – за что, то получил короткий ответ: «За собственную дурость! Мог быть расстрелян или погибнуть на войне, а вот жив и здоров. Повезло! А дураков – надо учить!».

В Ерцево, где 80% заключённых по статье 58 составляли «болтуны», я столкнулся с огромным количеством образованных и по-своему очень талантливых людей, которые по неосторожности или ради понта, пренебрегая своими самыми близкими людьми, форменным образом напарывались на статью 58.10. – за «болтовню», и на 10 лет бросали на произвол судьбы своих детей, жен и родителей. Я ещё понимаю, если на человека наплели черт знает что, оговорили с ног до головы, но если он сам…

У нас в России с Рюриков - у всех были «хаты с края» - ни у кого - в середине. А если индивид старался выпендриваться или пытался поставить хату в центре, то «Ударный труд – путь к свободе», а в худшем случае – секир башка!

От Тухачевского – до Ходорковского!

А «друзей народа», которые воевали против «социал-демократов», завсегда было навалом (половину фразы спёр у В.И. Ленина).

Даже у нас в 509-ой находились деятели, которые пытались исключить из комсомола и из института своих товарищей - одного за потерю топора в колхозе, а другого за то, что он надел бабочку и шляпу. В одном случае топор был «социалистической собственностью» и «орудием» производства - а комсомолец его потерял! В другом случае – комсомолец уподобился «стилягам», борьба с которыми должна быть не на жизнь, а на смерть!

Повод же был очень, очень серьёзный – уничтожить конкурента на получение повышенной стипендии... Каково?!

Ну, меня, кажется, опять понесло не в ту сторону, поэтому вернусь к своим каникулам.

Итак, я осваиваю Ерцево. Посёлок не хуже колхоза на границе с Финляндией, где я проходил «практику» после 1-го курса. Там я добровольно в скотских условиях и голодный, по разнарядке рыл траншеи, валил лес и заготавливал мох на комариных болотах, здесь же…

Здесь – я сыт, ухожен и балдею по своему усмотрению, однако и тут нашлись привилегированные лица, идущие в строю, которым я обязан уступить дорогу, быстро отбежав на 20 метров в сторону, и лечь на землю вниз лицом. Парадокс!

Они воры, убийцы и «враги народа», частью которого являюсь я, - хохочут и издеваются, а я лежу и жду, когда они пройдут.

Кто-нибудь другой в этот момент может быть и захотел оказаться на их месте или встать с земли, но мне почему-то не хотелось - jedem das Seine! Лучше добровольно быть голодным и в комарах, чем «привилегированным» и «с личной охраной». Сейчас – в 21-ом веке, людям, не ходившим в Ерцевском «строю», и никогда не лежавшим в 20 метрах от этого «строя», почему-то постоянно не хватает свободы. Они добровольно сколачивают «бригады», строятся в колонны, и вместо того, чтобы идти валить лес или рыть канавы - срывая голоса, требуют «свободы» нарушать статью 58.10, отменённую 50 лет тому назад.

Сдвиг по фазе – не иначе!

И так я приехал. Первым делом мне был «прочитан» курс «техники безопасности», а затем я был представлен толпе моих будущих друзей и подруг, которые пришли поприветствовать нас с приездом. 70% ребят и девчат были детьми репрессированных, отсидевших своё, и по разным причинам оставшихся жить и работать здесь. Остальные были детьми офицеров и служащих Каргопольлага.

Жили они очень дружно, невзирая на разницу в «положении» своих родителей, ведь «от сумы до тюрьмы» расстояние здесь было минимальным.

Никакого подобострастия и подхалимажа – все были равны от сына начальника лагеря до сына посудомойки. Ценился интеллект, юмор, изобретательность и способность дружить.

Такого доверительного отношения друг к другу и взаимопомощи я не встречал ни в Ленинграде, ни в «Большой зоне», как называли местные жители нашу страну.

И немудрено – редкие поезда останавливались в Ерцеве только на 2 минуты, и многие из взрослых ближайшую Коношу считали чуть ли не Парижем, не говоря уже об их детях. Жизнь ребят резко оживлялась с приездом учившихся в больших городах.

Моё появление в Ерцеве совпало с приобретением руководством лагеря двух дорожных мотоциклов ИЖ-49 и одного кроссового Иж-50Б. До этого ни в посёлке, ни в окрестностях такого чуда не видели. У моего ленинградского приятеля по 158 школе такой мотоцикл был, и я частенько помогал его чинить и усовершенствовать. За пару лет общения с этим мотоциклом мне даже удалось несколько раз им поуправлять. Короче, его конструкцию я изучил вдоль и поперёк, умел ездить, но о правах на вождение даже не мечтал, а правила дорожного движения для меня были «тёмным лесом».

Мотоциклы прибыли в Ерцево накануне нашего приезда, и их не успели даже распаковать.

Когда Максим Васильевич Коробицын рассказал нам о приобретении мотоциклов, Борис тут же объявил отцу о моих теоретических и практических знаниях и способностях. В связи с чем, отец принял решение о назначении меня главным по вскрытию тары, приёмке содержимого и вообще преподавателем, тренером и прочая, и прочая... Так что на следующий день Ерцево затарахтело, а я стал «авторитетом», хотя тогда этого слова не было и в помине.

Самое потрясающее - на третий день моего пребывания в Ерцеве, секретарём парткома мне торжественно, в присутствии расконвоированных работников пожарной части, были вручены документы на вождение мотоцикла, выданные ГАИ г.Вологда!

А на пятый или шестой день произошло ЧП.

Сидим мы у дома, человек 5 на лавочке в тенёчке. Впереди нас в трёх метрах «улица», покрытая опилками, шириною 2,5 метра, за нею кювет, за кюветом полянка, на которой мужик колет дрова и складывает их стеночкой в метре от сарая. Стеночка дров уже стала ростом с мужика. И вдруг раздаётся треск приближающегося из-за поворота мотоцикла. Судя по звуку, скорость у него должна быть не менее 60. Первая мысль – это Борис, т.к. кроме него и меня взять в Клубе мотоцикл невозможно. И вот из-за поворота на нашу улицу врывается гоночный мотоцикл, на котором, съёжившись в калачик, сидит Вовка Торопов. Первой на Вовку среагировала собака, участвовавшая в нашем отдыхе на лавочке.

Она с лаем бросилась наперерез мотоциклу. Когда они поравнялись, Вовка поднял левую ногу и попытался пнуть собаку. Пинок у Вовки не удался, а вот мотоциклу от этого замаха удалось повернуть направо, перескочить кювет и направиться прямо в мужика, коловшего дрова. Мы сидим на скамейке, как в кинозале, и с ужасом смотрим на происходящее.

Мужик каким-то чудом умудрился отскочить в сторону, а Вовка, вместо того, чтобы тормозить, дал газу и, проломив стенку с дровами, врезался в сарай. Всё произошло невероятно быстро. Через какие-то секунды мы уже были у сарая.

Я в своё время с удовольствием читал Фенимора Купера («Зверобой», «Последний из Могикан» и др.). В его романах частенько индейцы снимали с врагов скальпы, и это было страшно себе представить, но то, что увидел я, меня потрясло и обездвижило. За время войны я, кажется, всего насмотрелся, но это.… На меня остекленевшими глазами смотрел Вовка Торопов, у которого кожа с великолепной шевелюрой лопнула на лбу, чуть выше бровей, и как чулок была задрана на затылок. На том месте, где она раньше находилась, был окровавленный череп с множеством кровеносных сосудов. Единственное, что мне удалось сделать – это сесть на груду дров и обхватить руками свою собственную голову. Среди нас были две девушки, работавшие в местной поликлинике, их все называли «за глаза» - медичками. Так вот - они оказались самыми стойкими. Благодаря им, была вызвана подмога, и Вовка оказался в больнице. Его мать, в своё время «отсидевшая» положенный срок, работала врачом и приняла необходимые меры для проведения срочной операции. Как потом рассказывал Вовка, приехавший на следующий год в Ленинград для поступления в институт – « мне просто натянули кожу с волосами на прежнее место и пришили ко лбу и над ушами. Потрогай, держится крепко».

Где-то в 60-ые годы я встретил его на Невском. К этому времени у меня уже стали проявляться небольшие залысины, а у Вовки – грива, и никаких намёков на залысины, только на лбу остался ещё заметный кривой шрам.

Следующего случая долго ждать не пришлось.

Копаюсь я как-то в боксе пожарной части с мотоциклом, и ко мне подходит с просьбой одна из местных девиц. Видите ли, она закрутилась и опаздывает в соседнюю деревню на какой-то праздник или мероприятие. Машине, которая должна была доставить её в деревню, надоело ждать, и она уехала в другом направлении. Вариантов, кроме использования моего мотоцикла – нет, и если я откажусь – она покончит с собой.

Волноваться я не должен. До деревни на мотоцикле минут двадцать, а дорогу она знает.

Видик у девицы был весьма занятный, чего только она на себя не напялила. Особо картинно она выглядела в короткой красной и узкой юбке с двумя или тремя большими золотыми пуговицами на бедре. Принимая во внимание, что ростом и габаритами она некоторым образом превосходила меня, то «прикид» на ней выглядел очень даже «убедительно». Ну, как отказать такой красотке… Я сажусь на мотоцикл и командую ей освоить заднее сидение.

Она делает попытку сесть, но юбка издаёт предупредительный треск. Моё предложение – снять юбку, она на полном серьёзе отвергает – «ведь в таком виде ехать через Ерцево некрасово». В конце концов, юбка была как-то зафиксирована, и мы понеслись через лес по опилочной дороге. Девица трещала, не умолкая, особенно она восхищалась высоченным шлейфом опилок, который мы поднимали за собой.

Всё бы хорошо, но в одном месте, где был небольшой подъём, я чуть повернулся назад, а когда возвратился вперёд - дорога кончилась… Кончилась в полном смысле этого слова – впереди метров на 10 простиралось озерцо, а дальше дорога возобновлялась и была покрыта опилками. Я зачем-то крикнул «держись!», и переднее колесо резко ушло в трясину.

Меня сорвало с сидения в сальто, и последнее, что я успел увидеть – это девицу по имени Галка, летевшую молча через меня. Ухожу с головою в грязь, а когда «выныриваю» и поднимаюсь, упираясь ногами в утонувшую на полметра дорогу, опять валюсь в грязь, умирая от хохота.

Почему-то мне сразу же вспомнилась Пушкинская Царевна-Лебедь, хотя то, что я увидел, не имело ничего общего с царевнами и лебедями. Передо мною стояло нечто невероятно грязное с одной голой грудью, явно принадлежащей женщине, но без юбки. Я бы и дальше визжал и катался в грязи от смеха, но гражданский долг заставил меня вспомнить о мотоцикле, ведь он был казённый. Пока я старался выволочь 160-килограммовую и двухметровую махину на «сушу», пришлось выслушать от «царевны» кучу проклятий в мой адрес и в адреса Ерцево и его окрестностей.

Потом она неожиданно прекратила ругань и стала требовать, чтобы я немедленно снял рубашку и штаны.

На мои слова: « Ну, и ненасытная же ты особа! Нашла место…», она закричала – «Снимай скорее! Машина едет с людьми, а я голая!». В ответ на мою шутку – « всё равно не успеем..», она стала с остервенением стаскивать с меня насквозь грязную рубашку…

Делать нечего, как интеллигентный человек, я снял штаны сам и вручил их даме.

Подъехавшие – два офицера и двое гражданских смеялись и издевались над нами минут 5, затем кое-как развернулись и, сказав мне, что они позвонят в Ерцево о моей беде, укатили обратно. Часа через два, когда Галка, постирав мою рубашку и штаны, облачилась в них и приняла более или менее приличный вид, подъехала машина с Борисом и двумя крепкими мужиками. Мотоцикл был вытащен из болота и погружен вместе с нами в кузов.

На этом данное приключение завершилось, но каникулы набирали темп.

P.S. А юбка с золотыми пуговицами навечно спряталась в трясине.


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала NEW!
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальник
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
155821 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb