УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.8. Окуляр, твою мать!

Я, пожалуй, не буду детально вспоминать ту трагикомическую историю, как мой друг Вовка Саврей исчез после обеда и объявился в кубрике весь помятый и заспанный лишь к ужину следующего дня. «Одарённый» шел полным ходом штормовым морем в Балтийск и исход падения человека за борт был ясен всем. Командование эсминца, из уважения к моему пропавшему другу, приняло решение приспустить флаг корабля, да не успело – Вова очень проголодался...

Самое интересное, что этот свой трюк он повторил ровно через четыре года, уехав в Магадан и исчезнув аж на 40 лет. На этот раз я и его сослуживцы по ленинградскому НИИ-303 после 10-летних безуспешных поисков, следуя морским традициям, всё же приспустили флаг. Ведь Колыма, Чукотка и Якутия – это не Маркизова лужа и не кладовка центрального автомата стрельбы. Сорок лет! Мне и нескольким товарищам удалось каким-то образом дожить до момента его возвращения, а многим не повезло…

Однако, хватит о грустном. Лучше я пристроюсь в кильватер к однокашнику по группе Е509 мультиматерному МАТобеспечителю Г.К. Столярову. Его сага о штанах мне очень понравилась, но, к сожалению, тему он вычерпал до дна. Выше «штанов» я, пожалуй, не потяну, а ниже, предположим про галоши, попробую кое-что наскрести. Наскребу, пожалуй, я вам историю о том, как мы с Дмитрием Федоровичем Устиновым, чьё имя носит наш Военмех, чуть было не оформили совместное авторское свидетельство на изобретение.

В 1960 году главный конструктор Ленинградского Кировского завода Ж.Я. Котин командировал меня к Борису Ивановичу Шавырину, начальнику и главному конструктору Коломенского КБМ, для макетирования комплекса управляемого вооружения «Скорпион» на тяжелом танке Т-10М.

Надо сказать, что танк был доставлен на Щуровский полигон за три дня до моего приезда. Экипаж и охрана оформили передачу танка в КБМ и, ничего никому не сказав, уехали в Ленинград часа за четыре до моего прибытия в Коломну.

Не зная об этом, я являюсь к Борису Ивановичу, представляюсь и узнаю, что был звонок из Москвы - через два дня на стрельбы ПТУРС с нашего танка  должен подъехать Зам. Председателя Совета Министров СССР Дмитрий Федорович Устинов.

Цейтнот, надо срочно оборудовать танк, тренироваться и стрелять.

Приезжаем на полигон, а там, кроме меня и танка, из кировчан никого нет!

Если Господь Бог в трёх лицах, то я оказываюсь в пяти - за себя любимого и за четырёх членов танкового экипажа!

Выхода нет. Оценив обстановку благоприобретенными в Балтпоходе флотскими эпитетами, включаюсь  в работу за пятерых. Танк я знал в совершенстве, водить умел хорошо, но получить удостоверение на право вождения, которое больше года лежало в заводоуправлении, не удосужился. И это могло привести к длительному сроку заключения  (об этом как-нибудь потом).

С ребятами из КБМ мы за ночь пришпандорили к 122 мм танковой пушке направляющую для пуска ракет, установили в башне рядом с прицелом аппаратуру со здоровенной рукоятью управления (ракета управлялась по проводам) и в середине следующего дня сделали первый пуск с места. Удачно! 

Предстояло учиться стрелять с ходу.
Я наводчику популярно объяснил все тонкости поведения при стрельбе в движении по раздолбанной трассе, сел за рычаги и стал катать бедолагу.

Мой наводчик, работник КБМ, отставной лётчик-истребитель, прошедший Отечественную войну от звонка до звонка, повоевавший в Корее, весь в орденах, да еще Герой Союза, был мужик крупный с пропорционально габаритным носом.
Как в дальнейшем оказалось, этот самый нос оказался абсолютно ненужным при стрельбе с движущегося танка. По книгам-то я знал, что для качественного выполнения боевых задач лётчикам необходимо материться, но не представлял, что так громко. Мой летчик-наводчик заглушал рёв танкового двигателя, а это около 120 дб!

К тому же я не мог понять нового для меня выражения «окуляр его мать!!!»
Но когда мы вылезли из танка и встретились, я всё понял, понял и причину и следствие. Причиной был окуляр прицела, а следствием - нос, разбитый вдребезги об этот окуляр, а также ракета, потерянная где-то на полпути.
Дело в том, что ему приходилось намного хуже, чем Юлию Цезарю. Если Цезарю нужно было читать, писать и еще что-то делать одновременно, то моему наводчику в грохочущем на ухабах танке пришлось:

1. Неотрывно держась двумя руками за полуметровую рукоятку, управлять ею ракетой в полёте.
2. Чтобы не изуродовать лицо об окуляр прицела при ударах на колдобинах и не потерять из вида ПТУРС - изо всех сил прижимать голову к налобнику прицела, держа обе руки в стороне.
3. Поворачивать пульт прицела  для компенсации гироскопического увода  поля зрения с цели, по которой стрелял (а руки-то заняты вышеупомянутой рукояткой).
4. Заглушать танковый мотор проклятиями в адреса окуляра и его матери, бронетанковой техники и её изобретателей и меня лично.
Какой там Юлик Цезарь с его талантами, окуляр его мать!
Надо было спасать наводчика, КБМ и честь «Кировского завода».
Мысль пришла на следующее утро, катализатором стал распухший за ночь нос Героя Союза.

Полигон это не завод, к тому же полнейший цейтнот. Пришлось использовать подручный материал. Я нашел два резиновых сапога и бельевую верёвку. Смысл изобретения заключался в следующем – верхний конец куска верёвки привязывался к левой рукоятке пульта прицела, а нижний конец к резиновому сапогу, так же обустраивалась правая рукоятка и правый сапог.

Наводчик должен засунуть ноги в сапоги и опуская левую ногу вниз поворачивать пульт прицела влево, а опуская правую – вправо. И не страшны нам уводы всяческой там гироскопии – у нас работают ноги!

Испытали – действует, но неудобно сидеть в прыгающем на ухабах танке с задранными вверх ногами.  Усовершенствовал! Выручила дверь домика, в котором прятались полигонные работники во время непогоды. У неё были две здоровенные дверные петли. Демонтировали дверь. Приварили дверные петли к полу башни. Одной частью петли к полу, а ко второй привинтили кусок доски от двери, получилась педаль, потом вторая. Отрезал галоши от резиновых сапог, прибил их к педалям и прикрепил нижние концы верёвок к свободным концам педалей.  Ноги в галоши, упор есть, поворачивай педаль и управляй прицелом.
Герой лётчик оценил изобретение. Ура!

Обклеив пластырями разбитый нос, поехали тренироваться. В процессе езды звук танкового двигателя уже прослушивался.

Не успели мы сделать два или три тренировочных заезда, как нас остановили и объявили, что на подъезде Д.Ф. Устинов с высокопоставленными представителями министерств и ведомств, Ж.Я. Котин тоже среди них.   Готовность № 1 !
Начальство прибыло.   Мы сделали два заезда со стрельбой – удачно!

Дмитрий Федорович подзывает нас, задаёт мне вопросы, косо посматривая на наводчика с украшенным пластырями носом.

Затем просит показать установку аппаратуры внутри башни.
Тут я понял, что моя бронетанковая карьера кончена, и надо проситься обратно на флот. Стремительно влетаю на место заряжающего в правой части башни, а Устинов довольно уверенно спускается в левый люк через сидение командира на сидение наводчика.

О дальнейшем догадываетесь? Правильно – он запутывается ногами в веревках, обнаруживает какие-то деревяшки с галошами, и совершенно спокойно говорит:
- А это что-то новенькое…

Делать нечего, и я, стараясь не выдать волнения, честно докладываю обстановку, создавшуюся перед его приездом. Напоминаю о носе летчика-наводчика и о его заплывающим синевой правом подглазии. Уверяю, что моё изобретение - мера временная, и что в дальнейшем конструкция будет значительно усовершенствована.

Он спросил, где я учился. Услышав, что в Военмехе, как-то загадочно проговорил:
- Тогда всё понятно…

Мне показалось, что это приговор (видимо, сам то он оканчивал МВТУ).

Ничего лучшего в своё оправдание не придумав, я решил его разжалобить, и стал умолять не говорить о моём «изобретении» Ж.Я. Котину, мол, он меня тут же выгонит с работы.

Устинов прервал меня и объявил, что это гениальное изобретение - впервые в истории танкостроения я применил в конструкции танковой башни бельевые верёвки, дверные петли, доски и галоши.

Единственное, как он сказал, «маленькое замечание» - вместо рычага, которым управляется ПТУРС, следует применить маленький кнюппель с колечком под большой палец и расположить его на рукоятке прицела – тогда вместо двух рук ракетой можно управлять одним большим пальцем. При этом освободятся руки, станут ненужными верёвки, галоши и педали. А соревнование с Юлием Цезарем можно прекратить.

- Оформляй авторское свидетельство на нас двоих, а твоему Котину я ничего не скажу. Ну что, вылезаем?

Все это было сказано совершенно серьёзно, без тени улыбки.
Мы вылезли и мгновенно были окружены сопровождающими лицами.

Вопрос был один:
- Ну, как Дмитрий Фёдорович?
Дмитрий Федорович взял Котина под руку и, обращаясь к аудитории, сказал:
- Я всегда удивлялся таланту Жозефа Яковлевича использовать самые современные достижения науки и техники в создании бронетехники. Но здесь он превзошел себя, применив в конструкции башенного оборудования бельевые верёвки, дверь вон от того домика и довольно вместительные резиновые галоши. Уверен, что всё это было сделано не без вашего участия, Борис Иванович?
Борис Иванович Шавырин был информирован о моём изобретении и подыграл Устинову:
– Конечно, ведь мы выполняли Ваше поручение, Дмитрий Федорович…

Сопровождающие лица бросились к танку. Хохот, всеобщее веселье. Я укоризненно напоминаю Устинову об обещании, а он:
- Спасибо, военмеховец! Если б не твоё изобретение, нам сегодня вряд ли удалось увидеть, как танк блестяще поражает ракетами удаленные цели. Котин, премируй его и повысь в должности! Спасибо всем!

Через пару месяцев я стал ведущим инженером. А про премирование, как это часто случалось у Котина, он забыл дать соответствующее указание…

После этого случая, работая уже в Миноборонпроме СССР, я несколько раз встречался с Дмитрием Федоровичем. А в 1976 году, он, будучи назначен Министром обороны СССР, использовал меня «для постановки на место» Генштаба МО CCCР (если интересно, то в следующий раз).
Кстати, о том, что Дмитрий Федорович окончил Военмех, я узнал только в 1980 году на вручении Военмеху ордена Ленина.

Да, совсем забыл рассказать о судьбе «кнюппеля», предложенного Д.Ф.Устиновым.

В том же году при встрече с А.Э. Нудельманом я рассказал ему и эту историю, и про кнюппель. А чуть позже, когда мы начали в «Гороховце» испытания нового ракетно-пушечного истребителя танков «Объект 287», на рукоятке прицела для управления ПТУРС «Фаланга» (детища фирмы А.Э. Нудельмана) был установлен тот самый кнюппель и никаких веревок, досок и галош.

Так мы с Дмитрием Федоровичем «лишились» совместного авторского свидетельства.
А Александр Эммануилович даже бутылки не поставил.
Обидно, Зин!


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
159226 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb