УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1055.jpg

Леня Макаренко - гл. энергетик стройки ВГЭС-3

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

10.91. Как свадьбу Ежика праздновали

Начало осени было на удивление хмурое и слякотное. Наступило самое страдное время - заготовка сена. Обычно на это время объявлялась повальная мобилизация по всем районам Якутии. Особенно доставалось у нас Ленскому району как самому сельскохозяйственному. Со всех предприятий на сенокос направлялись бригады рабочих, отводились делянки и «спускался» жесточайший план. Левчук под эту компанию попал в ответственные лица и настроение у него было не лучше, чем у меня: в воздухе постоянная морось, сено косить нельзя и впереди маячит большой втык за невыполнение плана по заготовке сена.

А посему, как только я приехал в Ленск, а это был какой-то выходной день, и посетовал на то, что не смогу попасть на Сережину свадьбу, Коля сразу же предложил совместить наши заботы: отпраздновать это событие на острове Батамай, где его бригада заготавливала сено. По рации сообщили туда, что приедем утром и стали готовиться в путь, ибо Кольке зачем-то нужно было добираться туда не на машине, а на лодке. Подшаманили «Казанку», собрали кое - какие харчи, за разговорами засиделись заполночь и, малость поспав, рано утром отплыли вниз по течению Лены.

Батамай очень большой остров в 40-45 километрах от Ленска. Вдоль реки он тянется на пару километров, а в русле распложен ближе к левому берегу - до него метров 50-60. Между правым берегом и островом расстояние метров 300 и это опасное сужение реки всегда доставляло массу хлопот при пропуске ледохода по Лене. Ежегодно там приходилось взрывать или даже бомбить с самолетов ледяные заторы. Это было обязательным и привычным делом каждую весну. Вот только в 2000-ом году местные власти там прошляпили и в результате полностью затопили несчастный Ленск. Но тогда до этого было еще далеко и у нас была пока только одна забота: где достать спиртное для достойного празднования свадьбы магаданца Ежика.

Трудность заключалась в том, что на время сенокосной компании по всем районам объявлялся «сухой закон» и выдерживался он очень строго. Во всяком случае, вечером в Ленске мы ничего не смогли достать, кроме пары бутылок самогона, которые мне от сердца оторвала Колина жена Галя.

Мотор решили не гонять и стали спокойно сплавляться по реке под аккомпанемент мелкого дождика. Естественно, уполовинили запас «горючего» и приплыли к Батамаю в приподнятом настроении. Нас уже ждали, горел большой костер, готовилась сборная уха, которую украшали несколько стерлядок. В большом казане варилось мясо, начищен целый таз картошки, в углу палатки лежала горка тушек рябчиков и тетеревов. Все это ребята получили от совхоза, который обязан был их кормить, и настреляли здесь же на острове и на левом берегу. Приехать сюда с одной бутылкой самогона, да еще в день свадьбы сына было просто неприлично.

Я первым делом выяснил, что нигде спиртного не достать, разве что в поселке Сельдыкель, километрах в пяти ниже по течению (поселок этот тоже полностью смыло в 2000-ом году). Для этого требовалось разрешение самого большого поселкового начальства, которое еще надо было найти где-то в выходной день.

Трудность казалась непреодолимой, но обстоятельства требовали самых решительных поступков. Кроме того, вернуться ни с чем значило подорвать авторитет «начальства», что потом уж никогда не исправишь, а так и останешься в их глазах тем, кто «...не достал пару пузырей на свадьбу сына». Ситуация неожиданно стала серьезной.

Магазин, естественно, был закрыт на огромный висячий замок, но бегающие по улице якутята показали где живет продавщица. Та нам поведала, что в магазине есть что-то из спиртного, но продать она может только по прямому приказу поселкового начальства. Пошли домой к этому «начальству». Картина была отрадная для меня: толстый якут завтракал, наливая себе в большой фужер отнюдь не квас. Уповая на почтительное отношение всех якутов к титулу «главный», я показал ему красную министерскую книжечку, после чего был приглашен за стол. От обильного завтрака с возлияниями пришлось отказаться, сославшись на необходимость подготовиться к приему московских гостей на Батамае ( мне показалось, что так будет убедительнее). Якут - тойон выписал мне записку к продавщице на ящик спиртного и попросил для маскировки купить там еще что-нибудь. Так я и сделал, купив в дополнение к ящику «Зубровки» коробку с компотом, хлеб и брюки за 10 (!) рублей, которые носил потом более 10 лет. Назад мы гнали во - всю и перед подходом к острову дали салют из двух стволов.

С неба вяло капало, под навесом ярко горел костер, варилась уха из стерлядок, парилось мясо, в реке охлаждались бутылки. Все «трудности» благополучно преодолены и к тому времени, когда мой Ежик становился «...не мальчиком, но мужем» мы уже изрядно поддали, а во время церемонии в Питере дали салют из всех стволов. Над островом Батамай взвились стаи ворон и чаек. На шестерых человек ящика хватило до полуночи. Так хорошо завоспоминалось о детях, что я рассказал ребятам о Сережкином рождении в Магадане, о нашем житье - бытье в Чернышевском, изрядно было загрустил, но, вспомнив, что событие-то радостное, перестал «ныть». Перешли к веселой части праздника. Наоравшись песен, исчерпав весь запас анекдотов и побрехушек, напившись на ночь крепчайшего чаю, мы, наконец-то, уснули в палатках на лапниках, покрытых брезентом.

Утро было таким же пасмурным, накрапывал мелкий дождик и ни о каком сенокосе думать не приходилось. В углу палатки стояло несколько ведер с крупными ягодами черемухи и черной смородины. Очень вкусные были ягоды, особенно на похмелье. Ребята сказали, что по берегу и недалеко от лагеря полно ягодных кустов, но ягода уже последняя, очень спелая и ее остатки может запросто смыть дождем.

Мне почему-то не захотелось этого допустить и, чтобы заняться чем-нибудь полезным, я взял ведро и пошел за ягодами. Черемухой я это ведро наполнил очень быстро и пошел вглубь острова искать смородину.

Прошел около километра, промок в кустах, но напал на большие заросли смородины. Ягода была крупная, сладкая и наполовину уже опала. Собирал я ее по принципу: одну в рот, одну в ведро, но уже скоро ведро было полным, а ягоды меньше не стало. Пришлось снять куртку и, завязав рукава, собирать в нее ягоды. Набрал еще ведра два, промок насквозь и собрался уже идти к лагерю, но почему-то не сообразил сразу куда мне надо идти. Прямо чудеса какие-то! Столько бродил по тайге в незнакомых местах и никогда не блудил, а тут в ввиду двух берегов, зная, что отошел не более, чем на километр от лагеря, не знал куда идти. Помнил только, что несколько раз обходил какие-то болотца и изрядно пропетлял из-за этого. Руки заняты ягодами, ноги промокли, проголодался изрядно и.... дорогу потерял. Решил не искать тропу и ломанул напролом к левому берегу, не взирая на мокрые кусты и обходя мелкие болотца. Через полчаса вышел метрах в 50 от лагеря совсем с другой стороны, откуда меня не ждали.

А ждать было зачем... Коля с тем парнем, с которым мы накануне ездили в Сельдыкель, успел смотаться туда же и по старым следам раздобыл еще пол-ящика «Зубровки». Только после обеда, просохнув у костра, я признался ребятам, что малость заблудился на острове, где и заблудиться-то негде. К моему удивлению никаких насмешек и подначек не последовало. Такое случалось на Батамае постоянно почти с каждым. Об этом говорили и местные якуты. Прямо мистика какая-то!

После обеда, загрузившись по завязку ягодами и рыбой, мы с Колей двинули в Ленск. Вот так и отпраздновал я Сережину свадьбу.

На этом ягодные приключения той осени не кончились. Всю неделю мой шофер - Валера Копытов - подбивал меня опять поехать в Ленск, но почему-то на грузовой машине, под предлогом помощи родственникам в заготовке дров и прочего на зиму. Я вспомнил, как мы с отцом после войны ездили на полуторке в деревню и там машина без продыху работала несколько дней. Дело полезное, родственников у Валеры в Ленске было много и в пятницу после обеда мы с ним выехали на новом ЗИЛке со всеми ведущими осями.

В субботу рано утром, еще над Леной висел туман, меня разбудил Копытов и сказал, что «...все уже в сборе и надо ехать за брусникой». У меня отношение к сбору ягод такое же, как у моих сыновей: «Я ее не сеял и нагибаться за нею не намерен» и желания куда-то ехать за брусникой у меня не было. Проблема ягод на зиму решалась для меня всегда просто: Галя Левчук звонила своей подруге - экономисту Потребсоюза, я ехал на базу и набирал там столько ягод, сколько было нужно по оптовой цене, а то и почти задаром. Потребсоюзу тоже нужна была помощь энергетиков.

Но делать мне было нечего, Валера просил очень настойчиво - я быстро оделся и вышел к машине. Картина представилась еще та: в кузове сидело не менее 10 человек - надо полагать все родственники Валеры, а остальное пространство длинного кузова было плотно уставлено фанерными бочками, «комбайнами» для сбора ягод, ведрами пустыми и наполненными шашлычными заготовками. Из всех пассажиров я знал только Томку - буфетчицу, племянницу Валеры. Она-то и заголосила: «Поехали скорее, Владимир Сергеевич, дорога дальняя, шашлыки не успеем съесть!» Настроение у меня поднялось, ибо, если не собирать ягоды, то готовить шашлыки я любил, т.е. работа мне будет в лесу.

Валерка гнал машину прямо туда, где я был неделю назад - к Сельдыкелю. Теперь я подъезжал сюда по суше. Не доезжая поселка, на развилке дорог стояла лесопилка старой постройки. Вправо от нее - поселок, а влево - подъем в гору. Там пролегал водораздел Лены и Нюи. Мы поехали в гору и тут-то я понял почему Валерке нужен был ЗИЛок.

Дороги практически не было, даже старая колея еле проглядывала через высокую траву. Пересекли несколько просек, покрутили изрядно по указке дедка из кузова и наконец-то остановились на огромной поляне. Сразу было видно, что это старая лесосека и что лес тут пилили заключенные. Только они оставляли пни в человеческий рост. Теперь же эти пни полностью заросли кустами брусники и с виду напоминали огромные муравейники. Впрочем, муравейников там тоже было немало.

Скорости, с которой разгружались ягодники, могли позавидовать солдаты спецназа. Не прошло и нескольких минут, как я остался один на один с кучей продуктов, накрытых пленкой, необходимостью разжечь костер и хотя бы напиться чаю. Ехали мы часа два и позавтракать я не успел. Я обратил внимание, что все разбегались парами и все в разные стороны, не сговариваясь. Очевидно, что были здесь уже не в первый раз. Не менее 25 бочек стояло в ряд, ожидая добычу, и она не замедлила появиться.

Только я успел развести костер, согреть чайник и плотно позавтракать, как со всех сторон стали появляться пары с ведрами. Все несли по три-четыре ведра полные крупных ягод брусники. Быстренько высыпав ягоды в бочки, даже не хлебнув горячего чая, все опять разбежались в разные стороны.

Я повозился с шампурами, заготовил углей и решил поваляться возле костра, благо день был хоть и не солнечный, но теплый. Прилег у ближайшего пня и увидел, что лежу прямо на брусничных кустах с крупными ягодами. Чуть тряхнул и у меня полная горсть ягод. Повернулся чуть-чуть и опять полная горсть. Ешь - не хочу. Не вставая с места я наелся ягод, а их вокруг не убавилось. Словно нехотя я поднялся, нашел ведро и через 10-15 минут оно было полно ягод. Высыпал их в пустую бочку и стал собирать снова. У меня проснулся некий охотничий азарт. Подумалось: «Нежели я, который больше одной трехлитровой банки ягод не набирал, смогу набрать бочку брусники?» И таки набрал... Затратил на это дело чуть больше полутора часов.

За это время родственнички регулярно появлялись с добычей и смотрели на мое усердие с ухмылкой. Очевидно, что там, где собирали ягоду они, этой ягоды было неизмеримо больше, а я по их понятиям крутился на отшибе. Но мне и этого хватило: пока они все окончательно не вернулись, я набрал аж две (!) бочки ягод, ползая вокруг костра. Очевидно, что тару для меня не приготовили, так как пришлось им насыпать ягоду в огромную пленку и поднимать в машину целой бригадой. Все погрузили, разместили в кузове и со спокойным сердцем приступили к шашлыкам и сопутствующим удовольствиям. К Сельдыкелю спустились уже в сумерках, до Ленска доехали очень быстро: Валерке тоже хотелось «приложиться», благо у нас осталось очень много всяческой вкуснятины вдобавок к нескольким бочкам брусники. Мне и после приходилось собирать разный «лесной урожай», но такого обилия я больше никогда не видел и вспоминаю об этом с огромным удовольствием.


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала NEW!
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальник
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
156491 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb