УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

  10.20. Рудник

С весны 1966 года постоянным местом работы для меня стал подземный рудник. До этого я как-то не удосужился там часто бывать, хотя и должен был проводить под землей не менее 30% времени для получения горного оклада. Мне это как-то проводили, учитывая важность работ на котельных и скважинах, а тут надо было подниматься в гору.

На Иультине не «спускались под землю», а именно «поднимались в гору», начиная с нулевой отметки - подножия сопки. Рудные жилы разрабатывали на разных горизонтах. На этих горизонтах были лавы, в которых бурили с помощью сжатого воздуха, а затем взрывали породу. Эту горную массу по откаточным штрекам вывозили электровозами в вагонетках до «опрокидов», а оттуда руда самоходом попадала в дробилки фабрики. Вся сопка была пронизана сетью восстающих штреков между горизонтами - узкими щелями - лазами, в которых стояли деревянные лестницы разной степени прочности и надежности. Некоторые горизонты выходили на поверхность, образуя так называемые «устья» штолен. Выходили они в распадки между сопками и были любимым местом летнего послеобеденного отдыха горняков.

На всю высоту сопки были пробиты вертикальные стволы: главный вентиляционный и подъемный. По первому мощные вентиляторы главного проветривания гоняли воздух, а по второму перемещались клети людского и грузового подъемов. Главный вентилятор располагался на самом верху сопки и добираться туда было очень не просто.

Повсюду были протянуты воздухопроводы от компрессорной рудника. Надежность работы системы выработки и подачи сжатого воздуха определяла работу всего рудника.  Именно по компрессорной инспектор и выдал первое предписание.

В подземной компрессорной (была еще и фабричная компрессорная) стояли мощные компрессоры американской фирмы «Чикаго пневматик», которые  были получены еще по ленд-лизу. Они исправно молотили уже много лет и никто при этом не задумывался, что там нет никаких контрольных приборов и защит от аварийных режимов. Все это должно было входить в комплект самих компрессоров, но то ли они не  были смонтированы когда - то, то ли вообще их не поставили американцы. Машинисты уже привыкли работать «на глазок», но «Правила Котлонадзора» требовали обязательной установки всей автоматики.

Проекта на компрессорную не было и пришлось срочно его разрабатывать. Этому, естественно, предшествовал поиск нужных приборов на техбазе и на всех объектах комбината. Нашлись электроконтактные термометры и манометры, кое-что подарили на Эгвекинотской электростанции и под это я составил проект.

В этом проекте я «сочинил» схемы сигнализации и защиты с разгрузкой контактов измерительных приборов, которые потом всегда применял как типовые. Для пущей важности согласовал проект  с РГТИ (пусть видят, что работаем и не гонят со сроками!) и начали монтаж.

В компрессорной мне нравилось работать: кругом чистота, порядок, совсем не похоже, что ты под землей. Работали там пожилые, серьезные мужики, досконально знавшие технику и многому меня научившие. Очень мне пригодилось это потом. Установку приборов, шкафов и прокладку кабелей делали аккуратно. На все ушло около месяца и наладку начали уже ближе к лету. Никаких трудностей не возникло - все работало отлично.

Пригласили инспектора РГТИ и подписали с ним протокол о выполнении предписания. Тот не ожидал, что все будет сделано так быстро и в полном объеме, но замечаний не сделал, а только пообещал, что это  «...еще не вечер». Начальство выдало премию; я зарегистрировал несколько рацпредложений и опять вернулся к работам на фабрике. Там уже, в принципе, делать мне было нечего: все проектные дела решены, оборудование из Конотопа было на подходе, монтажники постоянно были загружены работой, финансирование открыто.

Видимо, почувствовав, что я готов  расслабиться, инспектор РГТИ Евглевский накатал новое предписание. На этот раз он, очевидно, впервые прочитав в «Правилах» главу о внутришахтном транспорте, спохватился, что на руднике нет ни блокировки, ни сигнализации, ни управления стрелками с электровоза. Все это он должен был внедрить, будучи замом по ТБ, но это же надо работать! Инспектору гораздо проще: выдал предписание, назначил сроки, опечатал депо в случае невыполнения.

Разговор у начальства был длинный и громкий. Для выполнения этого проекта не было ничего! Где-то на складе когда-то валялись стрелочные переводы с приводами, но отыскать их было не легче, чем новое месторождение золота. Никакие уговоры на бывшего нашего зама не подействовали: есть проект, есть глава в    «Правилах» - принимайте меры и выполняйте. В противном случае - остановка рудника.

Мне пообещали все, что угодно, лишь бы это предписание выполнить. Делать было нечего - сроки поджимали и надо было работать. Прежде всего я досконально изучил проект, в душе надеясь, что там, как всегда, будет много лишнего и усложненного. Так и получилось - многое можно было упростить, кое-что заменить и при этом сократить количество кабеля. Главное, что сдерживало работу - отсутствие аппаратуры. Пришлось изобретать.

Совершенно случайно на глаза попался концевой выключатель двухстороннего действия в разобранном виде. Нам же очень были нужны такие аппараты, но одностороннего действия: в одну сторону срабатывает, а в другую - нет. Таких у нас не было, а двухсторонних - сколько угодно. Покрутил я детали в руках и понял, что, если проточить кулачок выключателя, то можно получить то, что нам надо. Попробовали - работает прекрасно! Тут же подал предложение, чтобы можно было на законных основаниях изменить проект. Экономический эффект получался очень значительный, но оплатили его полностью.

Поставили пару слесарей на переделку датчиков и стали постепенно их монтировать. Но тут возникли серьезные трудности: постоянное движение составов не позволяло вести работы на троллеях и прокладывать кабели. Это на компрессорной было хорошо работать, а в штольнях под постоянным напором холодного воздуха от вентиляторов, где перчатки надолго не снимешь - очень было непросто.

Для работ на руднике я набрал небольшую бригаду и сам постоянно находился там. На другие объекты почти не появлялся, поручив все работы  Арсентьеву и Москве.

Перед ледоходом на Амгуэме в Иультин прилетела большая делегация энергетиков во главе с министром Непорожним. Очень серьезно стоял вопрос о строительстве гидростанции на Амгуэме и министр решил сам посмотреть на створ, где эта стройка намечалась.

Отправились туда большим караваном, мобилизовав все броневики. На одном из них поехали туда и мы с майором Шарашкиным. Все было очень по-деловому и мне понравился Непорожний: вопросы задавал конкретные, болтовню «не по делу» пресекал. Место ему очень понравилось и вопрос о строительстве был решен. К тому времени уже были известны многие месторождения золота и два крупных ртутных месторождения: «Огненный» и «Пламенный». Энергии нужно было много для развития всего района, а угля в Эгвекинот не навозишься, да и линии электропередач были бы намного короче: до мыса Шмидта всего- то 85 километров. Поселок новый не надо было строить - Иультин только расстроить, а все строительные времянки поставить рядом с чукотским поселком.

Это я теперь, уже проработав тридцать лет в энергостроительстве, хорошо понимаю, а тогда мы серьезно спорили обо всех аспектах этой стройки, но все сходились на том, что ГЭС очень и очень нужна. При достаточном количестве энергии там можно было наладить жизнь не хуже, чем на Аляске, а уж богатства здесь просто валялись под ногами.

Приезд правительственной делегации и открывающиеся перспективы прямо таки вдохновляли. После отъезда министра в поселке начали хорошими темпами строить  два четырехэтажных дома для гидростроителей.

К тому времени все, что надо было сделать для ликвидации незавершенного строительства, для чего меня и откомандировали в Иультин, было сделано в полном объеме и даже много сверх того.

Об этом поспешили отрапортовать в Совнархоз. В благодарность за успешную работу оттуда пришло штатное расписание, в котором не было моей должности - зам. главного инженера, а вводилась должность какого-то старшего механика по автоматизации.

Это была первая серьезная обида в моей работе. Настроение стало хуже некуда и работать совсем не хотелось.  Начал «тянуть резину» в работах по сигнализации и блокировке на внутришахтном транспорте. Сроки выполнения предписания поджимали, руднику грозила остановка. Формально причин было много и основная из них: отсутствие аппаратуры по проекту института.

К тому времени я уже сделал проект с использованием переделанных выключателей, Работалось над этим проектом легко и интересно. Раньше мне приходилось только слышать о системах блокировки на транспорте и даже побывать на такой кафедре в ЛИИЖТе. Здесь же пришлось самому все делать, максимально используя институтский проект и готовые щиты.

Все это надо было внедрять, но сроки я затянул и тем самым вынудил начальство, отношений с которым практически не поддерживал, оплатить работы по аккордному наряду. Для ускорения решили работать ночью, когда в шахте нет надзора и можно было раскатывать кабель электровозом, бурить шпуры под крепление кабеля с вагонетки и  другими способами нарушать ТБ, чтобы облегчить  работу.

Самому мне пришлось работать наравне с ребятами в шахте, а получил я в два раза меньше, чем они по этому наряду. Это была еще одна несправедливость (по моему мнению) и я посчитал это обидным для себя. Терпение мое на этом закончилось и я написал заявление о переводе на рабочую сетку, мотивировав это тем, что «...семья большая, деньги нужны...» и что считаю понижение в должности неправомочным. Директор заявление не принял, сказав, что написано правильно, но «... не я Вас направлял, а Совнархоз; туда и следует направить заявление.» На получение разрешения перейти с инженерной должности в рабочие потребовалось время - слишком уж удивительный случай для советской практики. Вняли - разрешение пришло, чем я и поставил точку своего пребывания в Иультине.

В новом качестве - бригадира электрослесарей по автоматике 6 разряда я зарабатывал в полтора- два раза больше, а забот было немного. За это время спокойно сделали работы на вентиляторе главного проветривания. Добираться до установки было трудно: надо было чуть ли не ползком проходить около сотни метров узкой выработки. Заниматься этим каждый день не хотелось и мы с Ричардом ушли в гору на неделю, пока не сделали основную работу и не кончились запасы продовольствия. Вентиляторы гудели страшно. Дежурные сидели в узенькой клетушке со звукоизоляцией, а мы выходили на устье. Дело было летом, погода стояла неплохая и мы спокойно ночевали в распадке. Вечерами долго сидели у костра и отдыхали душой. Все это мне казалось немного нереальным и хотелось, чтобы все скорее стало определенным и появилась какая-то перспектива..

Тогда же мне пришлось принять серьезное решение, отказавшись от лестного предложения перейти на работу в «Сибмонтажавтоматику», но в тот ее отдел, который работал на оборонку: монтировал ракетные шахты и пусковые комплексы. Предложил мне это какой-то мужик, представившийся работником «СибМА», но у него на лбу было написано, что он из КГБ.

По его мнению у меня были все предпосылки для этой работы: военный институт, опыт работы на монтаже и наладке в подземных условиях, допуск к работам особой важности и прочее. Не учел он только одного: при той работе я или совсем не буду видеть ни жену, ни детей или мне придется таскать их за собой по «точкам» в такие места, где буквально не ступала нога человека. Но я это очень хорошо понимал и потому решительно отказался от такой работы к большому неудовольствию моего собеседника.

Все это время я даже не появлялся на фабрике и в конторе. Знал только, что «службы» как таковой уже нет, а осталась только группа эксплуатации, да и ту готовились передать в подчинение цехам.  Из короткого опыта работы в качестве рабочего на эксплуатации автоматики я вынес твердое убеждение, что никогда не смогу работать только в эксплуатации. Для меня просто необходимо было делать что- либо новое, а ежедневная рутина претила. Я готов был заниматься эксплуатацией как руководитель, но как исполнитель никогда. С таким убеждением я прожил до конца своей трудовой жизни.

К тому времени и в Союзе произошли очередные реформы: разогнали Совнархозы. В Магадане организовалось Объединение «Северовостокзолото», куда вошли все предприятия Колымы, Чукотки и Якутии вместе с начинавшейся добычей алмазов.

Мне пришел вызов из Магадана, где предлагалось работать во вновь созданном Управлении пуско-наладочных работ, а вслед за ним и письмо от начальника Управления В.В. Иванова - старого моего знакомого из Энерголаборатории.  УПНР организовалось на базе этой лаборатории и ему поручались все работы по автоматизации в Объединении. Мне он предлагал возглавить работы на территории всей Якутии и приглашал приехать в Магадан для переговоров. Я ответил согласием и стал оформлять перевод в УПНР.  До свидания, Иультин !

Новый 1967 год я встретил в качестве начальника якутского участка УПНР с перспективой превратить этот участок в якутский филиал УПНР на предприятиях алмазной промышленности. Пару раз я зашел в институт, повстречался с ребятами и понял насколько изменился и «повзрослел» за время иультинской эпопеи. На фоне того, что мне выпало сделать и пережить за это время, их дела и заботы выглядели незначительной возней. Я еще раз убедился, что правильно сделал свой выбор. В Иультине я доказал себе и другим, что могу выполнить любую работу в пределах своей специальности и не только головой, но и руками. Так что, «...нет худа без добра» и появилась надежда, что черная полоса в жизни кончается. С тем я сел на ИЛ-14, чтобы лететь в Мирный через Якутск

 

 


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала NEW!
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальник
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
155684 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb