УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

10.71. Снова «СибЦМА»

Оформился я на работу в тот же день и снова стал главным конструктором фирмы, которую когда-то создавал с «нуля». Теперь, по прошествии 10 лет, это была вполне устоявшаяся организация, размещавшаяся в отличном здании, которое когда-то при мне только проектировали. Фирма была монополистом по всем проектным, монтажным и наладочным работам в области автоматизации на объектах «Якуталмаза», кроме работ по люминесцентным аппаратам, где господствовали спецы из института «Якутнипроалмаз».

Связи с фирмой я не терял все эти годы, очень часто навещал своих друзей в Мирном и они регулярно приезжали ко мне в поселок, так что мне не пришлось с чем-то знакомиться и входить в курс каких-то неизвестных мне дел. Знакомиться пришлось с конструкторским отделом.

Это был просто - таки удивительный коллектив! Числилось там свыше 20 человек, но начальника не было. Очевидно, Хобин не смог из двух зол выбрать меньшее. Это предстояло сделать мне. Горе было в том, что отдел разделили на две группы, во главе которых стояли два одинаково бездарных руководителя - Хабибуллин и Долбунов. Ко мне они отнеслись сразу же с должным почтением, как и положено относиться к «отцу - основателю фирмы», но на глаза старались не попадаться.

Долбунов не попадался потому, что до этого поработал в Красноярске и теперь переделывал проект автоматизации драг, выполненный для Приморья, для драг «Якуталмаза». Работа эта считалась очень важной, т.к. делалась она по кандидатской диссертации брата генерального директора -Михаила Царегородцева - Юрия Царегородцева («Царька», как его пренебрежительно называл Хобин). Переделка эта, как я понял, заключалась в корректировке монтажных схем и кабельных журналов, а делать это надо было, конечно же, одному человеку от начала до конца и поэтому я Долбунова до поры до времени не трогал, да и в проект этот не вникал. Пришлось за него взяться всерьез после неприятного случая.

Как-то я заметил, что одна из женщин сидит за столом, ничего не делает и только молча глотает слезы. Я подумал, что может быть у нее дома какое-нибудь несчастье и подошел с намерением отпустить ее домой. Спрашиваю тихонько в чем дело, а она только тушь на ресницах размазывает. Рядом с ней сидит пожилая и очень опытная женщина - техник. Она-то и рассказала, что та плачет от того, что не знает, как выполнить задание, которое ей дал Долбунов. Я веду плачущую даму к себе в кабинет и прошу подробнее рассказать, что это за задание такое, что из-за него надо плакать. Та приносит мне мятый - перемятый обрывок бумаги, похожей на туалетную, где что-то накарябано. Я верчу эту бумажку и так и сяк и тоже ничего не могу понять. Вызываю к себе Долбунова, отрывая его от важных дражных дел. Приходит этакий задохлик в очках и с наглым видом. До этого я с ним еще не разговаривал.

Показываю ему эту мятую бумажку и спрашиваю, что там изображено. Он эту бумажку вертит и ничего объяснить не может. Все его усилия понять, что там намазано оканчиваются вопросом: «Где Вы это взяли?» Я ему спокойно объясняю откуда у меня это «задание на проектирование». Тот начинает орать на женщину, обвиняя ее во всех грехах, самый страшный из которых - подсиживание его - Долбунова. Тут я не выдержал и выдал ему по полной программе о том, что повышать голос в моем кабинете могу только я, а повышать голос на женщину вообще никто и нигде. Перегородка была тонкая и все мои конструктора могли прекрасно нас слышать. Этим дело не кончилось.

Я приказал ему немедленно прекратить все работы и самому выполнить то задание, которое он дал своей подчиненной. До окончания этой работы он и шагу не смеет ступить из КБ без моего разрешения. В случае, если он не выполнит свое же задание, я приму все меры к тому, чтобы никакие задания он никогда и никому уже больше не давал. Усадил его за стол, а пострадавшую дамочку успокоил и дал новое задание. Через два дня, когда Долбунов ничего не смог сделать, я на три месяца понизил его в должности к большой радости его подопечных.

Совершенно резонно решив, что мне, при тридцати-то подчиненных, других начальников в КБ плодить незачем, я отстранил от руководства группой и второго «гиганта мысли» - Хабибуллина. С тем было гораздо проще: он сам попросил это сделать и, получив мое согласие, облегченно вздохнул. Лешка вообще оказался неплохим парнем, энергичным и деятельным, но не на работе. Тут он был весьма слабым специалистом и сам это понимал. Впоследствии он стал одним из первых предпринимателей в Мирном и в области «купи - продай» заметно преуспел. Был он хорошим исполнителем и частенько помогал мне в организационных делах с заказчиками.

У меня как-то совершенно непроизвольно в разговоре с Хобиным вырвалось определение моего женского коллектива - «курочки». Это так подошло к моим женщинам и моему отношению к ним, что иначе уже КБ никто и не называл. Женщинам это понравилось, особенно после того, как я им сказал, что кроме меня никто не смеет им давать какие-либо указания и задания, что раньше широко практиковалось.

Обстановка в отделе изменилась буквально на глазах за одну неделю. Дамы у меня стали усерднее в работе, веселее и общительнее. А уж про их чаепития, где шло оголтелое соревнование за качество печеного и вареного, и говорить нечего. Они мне сказали, что стали работать с удовольствием. Оказалось, что для этого очень немногое надо - всего лишь уважение и помощь.

Тогда же все, что проделывал Долбунов, я окрестил «долбунизмом» и определение это прижилось во всей фирме. Я сам об этом узнал, случайно услышав у Бориса Мякишева в наладке. Несколько позже ко мне подошла кокетливая жена Долбунова - активная профсоюзная деятельница - и с подковыркой поблагодарила за то, что я «прославил» ее мужа. Пришлось объяснять, что я никого не хотел обидеть и выскочило это определение непреднамеренно. В ответ она пригласила меня к себе домой (!?) для налаживания отношений. Боря Мякишев, узнав об этом, очень предостерег меня от этого опрометчивого шага.

С жильем в Мирном на первые полгода все решилось достаточно удачно. В полном соответствии с северными традициями я «пошел на подселение» на время отпуска Алексея Ильича Дворцова - пожилого наладчика из мякишевской банды. У них с женой, работавшей начальником ОТиЗ автобазы «Якуталмаза», была двухкомнатная квартира в доме за гостиницей «Вилюй». Дворцовы уехали на полгода к себе в КремГЭС, а я вступил во владение жильем. За это время должны были окончить строительство дома рядом с фирмой, в котором мне была обещана трехкомнатная квартира.

Вот так вполне благополучно начался мой второй «заход» в «СибЦМА». Через пару недель я полностью ознакомился со всеми делами на фирме и по просьбе Хобина несколько расширил круг своих обязанностей, т.к. на фирме не было главного инженера. Ожидали, что приедет из Красноярска на эту должность брат генерального директора («Царек»), но его приезд почему-то задерживался на неопределенное время.

Через месяц, примерно, появилась первая серьезная забота: в Мирном не было заказов на проектирование, чтобы надежно обеспечить работой мой «курятник». Все, что надо было автоматизировать уже было сделано, а нового ничего не предвиделось. Большая работа велась в институте «Якутнипроалмаз» для объектов ГОК,а «Удачный», но там были свои специалисты, успешно применявшие наработанные много лет назад типовые схемы управления и автоматизации.

Надо было брать заказы «на стороне», т.е. на объектах, не связанных с «Якуталмазом». Для этого я поехал в Красноярск в трест. Мне все равно надо было туда ехать, чтобы пообщаться с М. Царегородцевым, ставшим уже генеральным директором. Раньше, еще в Магадане, мы с ним активно сотрудничали в области автоматизации драг - я даже писал рецензию на его кандидатскую по этой тематике, а потом создавали Управление в Мирном. Отношения были самые дружеские - таковыми и остались.

Встретил он меня радушно, распорядился устроить в гостиницу и пригласил пообедать. Переговорили обо всем, что произошло за эти годы: кто где был и что сделал. Обоим было о чем рассказать и время до вечера прошло незаметно.

На следующий день главному конструктору фирмы было дано здание подобрать для нашего КБ несколько тем для проектирования. Очень толковый и приятный мужик был этот главный конструктор и мы с ним быстро договорились, что нам передадут большой проект для Норильского комбината «Автоматизация установки для извлечения серы из газовых выбросов».

Я просмотрел тематику работ фирмы для Красноярска и решил сделать для Мирного автоматику управления уличным освещением. Об этом был предварительный разговор, но без ознакомления с действующими схемами сделать это было трудно, а тут были свои наработки. Этих тем хватало мне на полтора года работы.

Но на этом наше общение не кончилось. После того, как я решил все свои вопросы с конструкторами, пришло время прощаться с начальством и тут «Царь», немного замявшись, попросил меня помочь на первых порах его брату, которого он назначил к нам главным инженером. Коротенько сообщил, что тот никогда на производстве не работал, а, написав диссертацию по материалам старшего брата, преподавал в институте. Ему, мол, на первое время надо на кого-либо опытного опереться и для этого я вполне подхожу. У меня никаких возражений не было и я пообещал всячески помогать младшему «Царьку», но попросил старшего настроить братца на сотрудничество. На этом и расстались.

Провожать меня в аэропорт (еще в старый, а не в Емельяново) пошел бывший до недавних пор главным инженером в Мирном Слава Ишутин. Он теперь работал в тресте кем-то вроде «зама по чуткости». Сели мы с ним в ресторане часа за 4 до отлета и тут уж, поддав, Слава выложил все свои обиды на меня за то время, когда он только приехал в Мирный. Лейтмотив был такой: «Ты еще вспомнишь как нам хорошо работалось (!?), когда начнешь с «Царьком» работать. Недаром брат его спроваживает в Мирный, несмотря на сопротивление Хобина.» Странно, но мне Хобин ничего об этом не говорил. Я это запомнил и немного насторожился. Впрочем, вскоре все это забылось.

По приезде в Мирный я нашел еще одну очень серьезную и большую работу по электрооборудованию и автоматике сцены нового Дворца культуры. Работы там приостановились из-за того, что не было заказано электрооборудование, да и сам проект был настолько устарелым, что заводы не принимали заказ на изготовление из-за невозможности комплектации. Мне на это пожаловались друзья - строители. Я взял Лешу Хабибуллина и полез осматривать помещение и его готовность. Предстояло не только спроектировать новое оборудование и схемы, но и постараться вписать его в очень ограниченный объем под сценой.

Согласился я на такую работу только при условии, что все нестандартное оборудование по проекту, разработанному нами, будет изготавливать наша фирма. Она же будет монтировать и налаживать все электрооборудование. Это была очень серьезная и денежная работа для всего «СибЦМА» и Хобин был мне благодарен за это. Внеплановые доходы никому еще не вредили.

Подписали договор и приступили к работе. Сделали все в ударном темпе, по ходу изготовления и монтажа вносили необходимые изменения. На этой работе я постарался, чтобы мои «курочки» увидели результаты своего труда «в металле и проводах». На девчонок это произвело очень большое впечатление и работать они стали с понятием о конечном результате. Чаще стали общаться с мастерским и монтажниками, да и те их зауважали. Работать в КБ стало престижным на фирме.


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала NEW!
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальник
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
156656 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb